Главная | Регистрация | Вход
Персональный сайт Владимира Проскурина
Поделитесь
Меню сайта
Категории раздела
Памятники культуры и религии Алматы [27]
Архитектура,городская археология, книжные сокровища, достопримечательности
Туризм, краеведение, экскурсии [17]
Историко-географические очерки [23]
Туркестан. ЖЗЛ: годы, имена, судьбы.
Казачество в Азии [26]
Летопись Заилийского края [28]
Дайджест прессы [22]
Домашний архив [9]
Наш видеозал [4]
Вход на сайт
Логин:
Пароль:
Поиск
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • /li>
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Главная » Статьи » Туризм, краеведение, экскурсии

    Железные лошади двух заморских чудаков (окончание)
    Владимир Проскурин . Железные лошади двух заморских чудаков (часть 2. Окончание ) Версия для печати
     
     

     

     

    Велоспедисты в Верном. Штаб войск на ул. ныне Гоголя и Пушкина.
    Городской архитектор П.В.Гурде, свободно владеющий европейскими языками, познакомил гостей с верненскими новостройками: «Новое здание Приюта, архиерейский дом с церковью начинается постройкой, губернаторский дом строится и уже возведён до постановки стропил».Правда , после недавнего землетрясения 1887 г. , оплывины и руины зданий, общая неухоженность удручали напоминанием о трагедии.Казалось , оседлое население ушло в зодчестве лет на тридцать в прошлое...

    Американцы сфотографировались на фоне чудного творения Гурде, деревянного верненского приюта с Александро-Мариинской церковью и службами, и в штабе войск, чудом оставшегося после землетрясения, где провели беседы о велопутешествии.Гостинодворский рынок предстал гостям в невообразимом хаосе, – крик, шум и гам. Тут и там ослы с дровами и корзинами, коровы со всякой всячиной, лошади, везущие высокие телеги с клевером. Разноцветные, громадных размеров, зонтики защищают от солнца таранчинцев с цветной капустой, урюком и абрикосами. Изредка прошмыгнёт с кульком под мышкой белый русский солдатик в розовых чамбарах. По улицам то и дело скачут калмыки с длинными женскими косами, киргизы важно покачиваются на верблюдах, китайцы в огромных соломенных шляпах и с веером в руках передвигают двухколёсные тележки с овощами. Прогремит бляхами и бубенцами пара офицерских лошадок или мягко прокатится большая коляска на сытых серых конях с франтовато одетыми дамами.
    В дневниках американцы отметят, что на одной из улиц можно встретить кибитку с целым семейством киргизов: «…голые детишки бегают и играют у арыка, лошади пасутся, ходят бараны и коровы, а сама хозяйка, спустив с плеч сорочку и спрятав в тын голову, выставила на солнышко жирное лоснящееся тело и предаётся кейфу. Как видно, здесь ничем не стесняются». Все это, вместе с диковинными велосипедами американцев, представляло оригинальную картину. Даже оборванные старики-нищие, у которых сквозь рубище проглядывает голое коричневое тело, живописны, а калмычки с длинными черными косами, остроконечными шапочками, одетые в до невозможности грязные и длинные рубашки, так и просятся на картину.
    Другие встречи с семиреченцами и консультации с топографическими картами определили дальнейший путь велопробега. Американцы провели время в Заилийском крае, побывали у подножья главной горы Талгар и на озере Иссык, участвовали в казачьих джигитовках – по словам янки, скачках не менее ярких, чем «верховая езда южно-американских Cowboys и гаучосов».

    В Кульджинском крае

    Город Верный со своей оригинальной обстановкой и радушным обществом до такой степени понравился янкам, что до последней минуты им не хотелось уезжать. Но делать нечего, сев на велосипеды, они махнули провожающей толпе, и маленький караван в сопровождении казаков тронулся в путь. 4 июня велосипедисты прибыли в казачий выселок Илийский и переехали реку не вплавь, как было прежде, а по новому мосту (кстати, построенному с участием инженера Гурде, организатора мостостроения и судоходства в крае). Взобравшись на Алтын-Эмельский перевал, они долго любовались простором Илийской долины и окрестностей. Казаки, сопровождавшие туристов, указали путь из Кугалов на Кокпекты, по которому янки собирались в Сибирь. Вечером провожающие собрались у костра аула Тезека. Впереди вдоль русла реки Или иностранцев ожидали дунгано-уйгурские и прочие мусульманские поселения Джаркент, Хоргос и Кульджа с неповторимой средневековой архитектурой, восточной острой кухней, отдыхом и ночлегом среди персиковых и виноградных садов.

    В Кульдже американцы были приняты российским консулом В.М.Успенским и пробыли долго, так как самокаты сильно пострадали в ходе движения из греческих Афин до таранчинских мечетей. Консул рассказал историю поселения, добавив, что Кульджинский край в 1871-1883 гг. входил в состав Семиреченской области. Край делился на два участка – Северный, по правому берегу р. Или (центр Кульджа), и Южный по Илийскому левобережье, включающий г. Кульджу, два китайских села Лауцугун и Чимпанцзи, уйгурские и дунганские поселения, кочевья казахских родов суванов, кызаев и байджигитов, сумуны калмыков и солонов, численность населения которых составляла свыше 46 тыс. человек. После ликвидации Кульджинского края 29 мая 1882 г. организованы разграничительные комиссии по госгранице с Китаем.

    Из достопримечательностей американцы посетили две главные мечети и кумирню в китайском стиле, кирпичные дома и тенистые усадьбы с фигурными черепичными крышами. Здесь ещё с в 1872 г. был разбит казённый сад, называвшийся Айрам-бак, в котором были высажены фруктовые деревья, разбиты цветники, устроены дорожки, создан султанский зверинец. Со временем сад превратился в излюбленное место гуляния горожан. Заглянули американцы в рестораны с уйгурской кухней и на постоянные, подвижные и разносные рынки, один из которых – китайский – привлёк продажей самых разных многокрасочных благоухающих цветов. Надо заметить, что до мусульманских восстаний 1862-1877 гг., повлёкших варварское и кровавое время, на базарах можно было купить китайские шёлковые ткани, фарфоровые изделия, драгоценные камни, бурханы (чугунные статуэтки, изображающие богов). Теперь прежнего изобилия нет, вещи несравненно вздорожали.
    В окрестностях Суйдуна, в знаменитых уйгурских садах, янки объедались абрикосами, персиками, гранатами, виноградом и тутовником. Перед отъездом путешественники оставили лишние вещи, сохранив одежду и одеяла, записные книжки и карты, взяли вездесущую фотокамеру и пару надёжных револьверов, да не забыли и бритву, которой поочерёдно брили друг друга. Кроме русских бумажных денег запаслись пятью фунтами серебра. Консул снабдил путешественников в дорогу чаем и сахаром, необходимой аптечкой и лекарствами. Днями они продолжили путь в Хами через Манас, Гачен, Баркуль проделав пустынными тропками первые китайские 1271 версту. Впереди их ожидала Гобийская пустыня, губительная часть маршрута, с ночёвкой под открытым небом, утолением жажды у солёного колодца и голодом. К тому же не было спичек и мыла, изредка стираное белье высушивалось степным ветром.
    Здесь неутомимые самокатчики заменили одежду на более удобные китайские сандалии и носки, плантаторские шлемы на круглые фетры – войлочные шапки, защищающие от июльского солнца. «…Поскольку мы постоянно переходили вброд через ручьи и много шли пешком, наши русские ботинки и чулки, один из которых был почти полностью разорван хитрым броском китайского спаниеля, стали совсем негодными. Вместо них нам пришлось приобрести короткие китайские носки из белой ткани и плетёные сандалии, которые оказались прекрасною заменой для велосипедной езды и перехода через ручьи; они были лёгкими и мягкими на ноге, и очень быстро сохли».
    Встреча изнурённых американцев с Великой Китайской стеной прошла обыденно. В воспоминаниях остались строки, мол, стена не более земляного валика и не выше двух аршинов. Американцы провели около 10051 вёрсты пути в условиях холода, голода, жажды, утомления от назойливости людей, враждебности собак, страданий от укусов комаров и насекомых. Велопробег лёг в основу сюжета романа Владимира Набокова «Дар»: «Далее шли тихие гобийские пески, проходил бархан за барханом, как волны, открывая короткие охряные горизонты, и только слышалось среди бархатного воздуха тяжёлое, учащённое дыхание верблюдов да шорох их широких лап. То поднимаясь на гребень барханов, то погружаясь, шёл караван, и к вечеру тень его принимала огромные размеры. Пятикаратный алмаз Венеры на западе исчезал вместе с вечерней зарей, которая все искажала оранжевым и фиолетовым светом».
    День 22 октября 1892 года в столице Китайской империи – Пекине – запомнился окончанием двухлетнего велопробега. Первым, кто встретил участников, был драгоман (переводчик) российского посольства Иван Яковлевич Коростовец (1866-1933). Дипломат запечатлел A.Гаскелла и В.Сахтлебена на фотоснимок и опубликовал репортаж под названием «Путешествие двух велосипедистов из Европы в Азию» («Нива», № 3, 1893 г., с. 66-68).
    Из Поднебесной туристы отправились на Японские острова и переправились пароходом в Сан-Франциско, затем на велосипедах благополучно возвратились в Нью-Йорк. Молодые Вильям Сахтлебен и Aллен Гаскелл в грандиозном велопробеге показали хладнокровие, смелость, выносливость и энергию, умение противостоять силам природы.

    Иллюстрации:1. Пути-дороги А.Гаскелла и В. Сахтлебена ; 2.  Американцы-велосипедисты в Верном. На фото Штаб войск Семиреченской области, перекресток ул. Штабной ( Гоголя) и Пушкинской.

    Опубликовано в газ ДАЦ  06.02.2015

     

    Категория: Туризм, краеведение, экскурсии | Добавил: proskurin-semirec (06.02.2015)
    Просмотров: 673 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]