Главная | Регистрация | Вход
Персональный сайт Владимира Проскурина
Поделитесь
Меню сайта
Категории раздела
Памятники культуры и религии Алматы [27]
Архитектура,городская археология, книжные сокровища, достопримечательности
Туризм, краеведение, экскурсии [17]
Историко-географические очерки [23]
Туркестан. ЖЗЛ: годы, имена, судьбы.
Казачество в Азии [26]
Летопись Заилийского края [28]
Дайджест прессы [22]
Домашний архив [9]
Наш видеозал [4]
Вход на сайт
Логин:
Пароль:
Поиск
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • /li>
  • Статистика

    Онлайн всего: 2
    Гостей: 1
    Пользователей: 1
    RobertRego
    Главная » Статьи » Памятники культуры и религии Алматы

    ТЮЗ - ни души, нет дома...

    Владимир Проскурин

    ТЮЗ -  ни души,  нет дома...


           Старый алма-атинский ТЮЗ горел три дня и две ночи. Спасти театральное здание не было возможности то ли из-за плотного кольца брандмейстеров, бестолково действовавших в зоне огня, то ли по причине равнодушия горожан, праздно шатающихся на пепелище. Мол, ярко горит сей обыденный городской памятник , чего мешать занятному яркому костру .
     
          Немым укором прохожим взирали со стен погибающего здания лепные  трагикомические маски. Сначала  исчезли  в огне прилепленные к фронтону гипсовые Пушкин , с томиком уже прочитанных  стихов, затем – Джамбул, успев в последний раз прикоснуться к струнам неизменной спутницы-домбры. Затем, рухнула крыша, а  из пустых глазниц  масок  повалил едкий, слезоточивый дым.  Наверное, то был  прописной дым Отечества...
           Были среди  пожарища и патриотически настроенные горожане ,  те кто спешил сюда  в первый звуковой кинотеатр «Алатау», на первое в жизни свидание,  или на огонек к Наталье Сац , на новогоднею елку, на  премьеру детского спектакля. Даже аттестаты зрелости торжественно выдавали выпускникам школ в этом волшебном доме. Ну, не было более просторного и гостеприимного здания во всем  городе.  
     
        ....История ТЮЗа , его  здания и творческого коллектива, начинается с  бывшего  кинотеатра «Алатау» на  585 зрителей  (1933- 36 , арх. Л. Руднев, Х.  Нигеман, В. Твердохлебов ;  инж. М. Шальдо, Л. Юзбашев ) . Здание возведено в столице Советского  Казахстана, на перекрестке улиц Мещанской (Кабанбай батыра)  и  Сталина (ныне пр.Абылай  хана),имело важное градостроительное и  общественное звучание . Была благоустроена   Красная площадь ( история создания площади продолжится в следующих очерках сайта ,- Алексеевский Военный Собор и гимназия , Дом Правительства , Дом связи , консерватория,   гостиницы «Дом делегатов» и «Алма-Ата» и др. статьи).

            Кинотеатр открылся  делегатам Первого съезда животноводов. «Стахановцы Степи » были первыми  зрителями звукового кино «Девушка спешит на свиданье».

         
           Здание  ТЮЗа пережило семь многоликих ,радостных и бездарных реконструкций .В годы стр-ва 1944-45 гг. зодчие Н.Простаков и В.Буровцев добились живописно-орнаментального единства деталей интерьера и здания.  Широко использовали  орнаменты, которые покрывали расписные  стены и потолки, декоративные решетки карнизы,  капители колонн. За годы  изменения внешнего облика включены в фасадных нишах барельефы Пушкина и Джамбула , над входом панно «Сталин с девочкой Гелей»  (худ. В .Крошин) , в сказочном декоре театральные залы «Голубой» и «Золотой».  В торце зала стояла юрта с деревянной скульптурой «Поющий Джамбул» (скульп. И. Иткинд),  с сюжетами нар. героя Амангельды , путешественника Чокана , пулеметчицы Маншук (интерьеры, скульптура с  годами утрачены) ...
       Реконструкция арх. О. Наумовой в 60-е гг. обезличила здание, ввела упрощенные классические приемы, провела борьбу с архитектурными излишествами. Последний передел архитектуры состоялся  в 1981 г. ( арх.  А.Леппик, Н.Рипинский, В.Кацев). Но,  было  включено в памятники архитектуры , истории и культуры... И, наконец, 29 июля 1989 г. ТЮЗ сгорел в пожаре...
          
         6 сент. 1944 г. вышло Постановление  Совнаркома и ЦККП (б) Казахстана «Об  организации в городе Алма-Аты Театра юных зрителей.  В  конце Отечественной войны ссыльная  режиссер Наталья Сац получила  бывшее здание кинотетра «Алатау» и приспособило помещение для  детского и юношеского театра . 7 нояб. 1945 г. алма-атинские малыши впервые переступили порог театра ( в здании проводили детские праздники и новогодние вечера, вручали лучшим выпускникам школ грамоты и медали) .
         
          В годы войны здесь размещалась кинофабрика « Ленфильм »,  деятели искусств работали и жили в студии ,  находили друг друга в эвакуации  по новому , придуманному адресу : «Алма-Ата, Невский проспект». Со стороны пр. Сталина разместился Дом работников искусств (проще , ДРИ),  с библиотекой и комнатами отдыха.  На базе ЦОКСа снимались документальные и художественные кинофильмы «Иван Грозный», «Тебе, фронт», «Абай». В годы войны столицу Казахстана называли «советским Голливудом». Здесь работали композитор С. Прокофьев, кинорежиссер С. Эйзенштейн, балерина Г. Уланова, писатель М. Зощенко, актер А. Райкин, академик В. Вернадский. Сотни других известных деятелей Страны Советов жили в Алма-Ате. По сторонам театра построили жилые дома , ближе к проспекту Сталина квартиры строителей каскада ГЭС, а на улице Фурманова  дом стахановцев Турксиба,  напоминающий   чем-то московский небоскреб . И только некрасовская школа , извиваясь вдоль бывшей Мещанской,  еще долгие годы напоминала старые, досоветские  времена. Прежде чем уступила место новой гостинице « Алма-Ата ».
        
        Однако,  любовь алма-атинцев к  ТЮЗу , к первому перекрестку осталась  на годы, на поколения.  Молодежь  60-х  , фланируя  в эпатажных одеяниях скоротечной моды , нарекла этот участок улицы Бродвеем. Или просто Бродом . Справедливости ради,  несколько  расширим  границы « пятачка» , скажем , от улицы Иссык-Кульской ( Мира) и двадцатого магазина, до улицы Карла Маркса, где открылись  в те годы  ателье мод и пивнушка, со странным названием « американка  № 1 » . Хотя, каждый алма-атинский двор и его славные представители ,  знали  только ему уготованное место на Бродвее , ни влево, ни вправо. Таковы были  жесткие правила уличной жизни. По силе притяжения, Бродвей был классическим выражением закона всемирного тяготения и не мог сравниться ни с одним из достопримечательных уголков старой Алма-Аты . Где , еще скажите, было такое обилие каскадов воды,  львиными мордочками изрыгивающие струи. Или  огромные электрические часы  ,  по которым сверяли часы уважающие себя горожане. А еще матовые фонари , гроздью по три- пять плафонов на каждом столбе , так и манили пройтись в вечерние часы  среди кипящей сирени или благоухающего жасмина  по  главному проспекту столицы.  Не забыть и вечернего салюта, ярко расцвечивающего алма-атинское небо  по большим советским праздникам.
        Оживали некогда пыльные, неблагоустроенные улицы .Окольцевали в асфальт проспекты Сталина, Калинина, Фурманова с появлением  в конце войны  троллейбуса, а  чуть позже  автобуса , с непременными плюшевыми , зелеными накидками на сиденьях. Возобновилась работа такси, появились первые частные  лимузины «Москвичи» и «Победы» , чудо советского автомобилестроения «ЗИМ». Открылись фирменные магазины по продаже табака, где продавали в роскошных коробках душистые «Дюбек», «Северная Пальмира», «Люкс» или «Джамбул» . Или помянем гастроном на Панфилова- спустишься в подвальчик, где тебе в аквариуме открывался мир заморских стран. Жизнь круто менялась .Еще недавно , кажется, перед походом «в город» надраивали зубным порошком брезентовые полуботинки. Теперь в таких на Бродвей не выйдешь.


         К старому ТЮЗу примыкала киноплощадка, - просторное, словно ангар, армированное  холодным железом помещение , с фанерными рядами шумно откидывающих кресел ;  кинозал,  вечно полный местной шпаны и обильно заплеванный шелухой подсолнечных семечек.
         Там крутили крутое кино,
         Там Чапай уходил на дно,
         И с жемчужиной, гад , возникал,
         Скаля зуб , у  Карибских скал,
         И  вздувался, и пучил глаз,
         Земноводный, как водолаз,-
         И опять уходил на дно...
         Там кино ходило в кино.
         И взрослые,  и  подростки подражали героям кинолент во всем: прежде всего в моде на одежду, в манере что и как говорить, в поведении на улице и дома. Зарабатывали мальчишки на  кино, и вообще, на жизнь,   разными способами. Классический пример тому – первая казахская кинокомедия «Наш милый доктор », где каждый кадр наполнен любовью к городу и горожанам .  Но,  и в новом кино о старом, в не менее известной художественной  ленте « Балкон », - между прочим, задуманной о становлении личности поэта Олжаса Сулейменова, тоже воспитанного Бродвеем, -  передано ни с чем не сравнимое дыхание ушедшей эпохи

        Стоящее   боком к ТЮЗу   кафе «Лето» казалось, чем то воздушным, небесным. Встречи-расставания с любимыми, в победные дни 1945 года  с прибывающими героями с фронта, - все свидания в городе яблонных грез назначались в уютном кафе.    Подобные общепитовские заведения  плели в геометрические узоры  из дранки, прутьев, реек в ажурные павильоны , покрывали «парижской зеленью» (или медным купоросом, - голубой ядохимикат , которым  опрыскивали вредителей  садов и огородов ). В кафе уже  с утра кипела жизнь: мужики до открытия вино-водочных отделов похмелялись  пивом . На закуску были неизменные горячие сосиски, горчица, хлеб . Кафе «Лето» погибло в пожаре ( ходили слухи о колоссальной растрате, о том , что жена директора ушла к другому,  к грузину с «Победой »  и т.п. байки, которыми с аппетитом  питался  провинциальный город). Но мужики не горевали. Они освоили сад  Акчуриных, что был напротив , и где под каждой веткой был им стол и свободный стакан. Горожане пили дешевые плодово-ягодные вина из подвалов пригородных колхозов и толковали за житье-бытье.  За неимением другой емкости к пиву  входу была обыкновенная стеклотара или незаменимый в быту  эмалированный чайник.  За оставленную бутылку хозяйка выдавала  закуску – кусочек черствого хлеба, соль и пучок зеленого лука.

          В те времена западные радиостанции были весьма оперативны, если не сказать больше.  Наша боевая « Казправда » , все  вечно  согласовывшая , как бы чего не вышло , явно отставала от правдивой  Би-Би.Си . Так  о переименовании  проспекта Сталина в Коммунистический  «бродовцы» узнали первыми. Весной 1967 года в Алма-Ате побывал знаменитый  Александр Галич, автор крамольных, по мнению свыше, бардовских песен . Звукорежиссер лермонтовского театра Миша Раппопорт сумел записать  голос певца и  к вящему неудовольствию гэбистов магнитофонные катушки  получили широкое распространение.

        А что же стало с Бродвеем ? Он растворился во времени.

    С невероятной расторопностью на месте сгоревшего ТЮЗа посадили сквер, при этом вырубив плодоносящий сад, засыпав  строительным мусором памятный фонтан у киноплощадки, разобрав на металлолом ажурный чугунный забор , примыкавшей к консерватории. Впрочем, недолго жил и новоявленный сквер. Пеньки да овраги на перекрестке нынешних улиц батыра Кабанбая  и хана Абылая – красноречивое тому свидетельство.

           Остались в светлой памяти деятели искусств старой Алма-Аты : скульптор Исаак Иткинд – «чудоковатый патриарх города» ; график Павел Зальцман – его «совершеннейший джентельмен» ; театральный декоратор Сергей Калмыков , «сочинитель странных романов». Невозможно забыть постоянно встречавшегося на алма-атинских улицах Ивана Михайловича Сабенина, быстрого, чистенького маленького старичка в неизменном черном костюме на все времена года, с аккуратной старорежимной «бабочкой» под сухим морщинистым горлышком; деликатно поблескивали хрустальные стеклышки в золотом зажиме пенсне. Нельзя забыть нервный стремительный бег изумительного эрудита, талантливого знатока всех известных, полуизвестных и совершенно неизвестных вещей на свете Льва Игнатьевича Варшавского. Непозволительно не вспомнить здесь и "шествовавшего важно, походкою чинной" главного режиссера Русского драматического театра Якова Соломоновича Штейна. Его кудрявая голова, неправдоподобно белая, казалось, была исполнена точь-в-точь по библейским рисункам Гюстава Доре.
        
          Тем временем, реклама, стыдливо прикрывающая весь этот ужас пережитого, вещает который год  подряд о возведении здесь некоего бизнес-центра. И  он  был построен . Уже под новые бравурные фразы и маски нового поколения...  Каждая эпоха придавала городской улице шарм , шрам, трамтарарам . Время было, фонари алели...И погашены огни над Бродвеем.
        
     

    Категория: Памятники культуры и религии Алматы | Добавил: semirek (27.01.2012)
    Просмотров: 2686 | Рейтинг: 5.0/5
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]