Главная | Регистрация | Вход
Персональный сайт Владимира Проскурина
Поделитесь
Меню сайта
Категории раздела
Памятники культуры и религии Алматы [27]
Архитектура,городская археология, книжные сокровища, достопримечательности
Туризм, краеведение, экскурсии [17]
Историко-географические очерки [23]
Туркестан. ЖЗЛ: годы, имена, судьбы.
Казачество в Азии [26]
Летопись Заилийского края [28]
Дайджест прессы [22]
Домашний архив [9]
Наш видеозал [4]
Вход на сайт
Логин:
Пароль:
Поиск
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • /li>
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Главная » Статьи » Летопись Заилийского края

    Недаром помнит вся Россия про день Бородина…

     

                                                                         Владимир Проскурин

                                200-летие Отечественной войны 1812 года

       Бородино. 26 августа 1812 года

    Французы в нем показали себя достойными одержать победу,



    а русские стяжали право быть непобедимыми…

        Памятник на батарее полководца Николая Раевского , ключевой эпизод сражения. Раевский вступил в бой вместе с 17-летним Александром и 11-летним Николаем

         Памятник заложен в августе 1837 года , в 25-ю годовщину Бородинского сражения  Великим Князем Александром Николаевичем, будущим императором Александром II. Высота монумента , с крестом 27,5 метров. На  фрагментах и его гранях  читается  информация о численном составе обеих армий в день сражения, о «двудесять языках» армии Наполеона, о русских генералах, погибших в достопамятный день 26 августа 1812 года. Здесь же – выразительные тексты об отступлении русской армии к Москве, о вступлении французов  и сожжении Первопрестольной ,  русских войск и партизан –инородцев  в Париж.

    Недаром помнит вся Россия про день Бородина…

           Отечественная война 1812 года прочно вошла в жизнь старой Алма-Аты. Праздник в двадцатитысячном Верном был настолько массовым ,что каждый верненец, заилиец или семирек, участвовал  в строительстве и оформлении сцен, иного театрального антуража от берегов Малой Алматинки до верненских Кучегуров .Правда, августовский юбилей 1912 года пришелся на сезон холодных, проливных дождей .Свободное от туч время было найдено осенью . В солнечное  утро город заполнил улицу Гоголя и близлежащие окрестности. Каждый из гимназистов, казаков или священнослужителей , любителей драмы и комедии состоял в ролях театрального действия , каждый гордился участием в юбилейных  спектаклях или в  городском хоре, каждый с увлечением играл в духовых и исполнял партии  в песенных оркестрах. Одновременно, полковые командиры были увлечены доморощенным действием , выписывали из музыкальных салонов и магазинов инструменты, одевали исполнителей, приглашали капельмейстеров и учителей музыки.  По воспоминаниям одного из мемуаристов, в Верном , часто  были в домах пианино и фисгармонии, гитары или мандолины, балалайки, баяны , ксилофон , и даже,  всеми забытые цитра и  гусли . Одна беда, не было на весь город ни одного настройщика.             

           Общественная жизнь в Верном ( ныне Алматы)  всегда была близка к исторической памяти.  Впервые трубачи  ( музыканты) выступили перед широкой аудиторией   в дни торжеств 300-летия Сибирского казачьего войска. Играли трубачи, для этого случая одетые в старую форму времен завоевания Заилийского края, в киверах с алыми султанами, и расшитыми белою тесьмою рукавами. Под звуки военного оркестра проходили воинские церемонии, балы,  народные  гуляния с играми, во время которых проводились скачки и разного рода состязания. Особенно популярны в Верном были маскарады с музыкой и фейерверками, проведение масляницы и «взятие снежного городка», иные  увеселения

          По воспоминаниям , отражением музыкальной жизни укрепления Верное стала семья окружного начальника Алатавского округа ( 1864-67 гг.). В его  доме  очевидец увидел  « фортепиано и виолончель…  у гор Алатау».  В Офицерском клубе  находились  буфет, столовая, бильярдная, зал, гостиная, дамская комната: «…пока гости играли на разных столиках в карты, Фридерикс играл на виолончели , аккомпанируемый своею женою...» . Стало быть, его супруга баронесса  Софья Антоновна Щмидт  и глава дома Николай Евстафьевич Фридерихс. Между прочим,  директор Омского Русского  музыкального общества.

           В 1912 году  к столетнему юбилею  войны,   впервые в постановке художественного руководителя и режиссера , казачьего хормейстера Л.П.Соловьева познакомились с оперой М.И. Глинки «Жизнь за царя» (или  по-советски «Иван Сусанин») . На улицах города открыт первый памятник-бюст царствования Александра Второго, издана книга есаула Н. Ананьина «Ордята-семиреки» о путешествии казаков в Петербург на Высочайший смотр на Марсовом поле, утвержден нагрудной знак казака Семиреченского казачьего войска.

            К столетию войны были проведены поиски наследников Бородинского дела . Были опрошены старожилы Верного , областных городов и казачьих станиц Семиречья. Но, увы напрасно, потомков  Отечественной войны не нашлось . Более всего увлеклись наследниками рода Велецких , героев Отечественной войны , Бутырского мушкетерского полка имени генерала Велецкого, прапорщиков Велецких Выборгского и Старооскольского пехотных полков.  Однако,  к юбилею навсегда выехал Полтавшину потомок Велецких , статистик-переселенец Сергей Николаевич . По дороге  оставил любопытные  очерки о способах передвижения по Семиречью, скажем,  «…от  Тогуз-торау до Сергиополя,  на тройке почтовых тяжелее, чем ехать в 3-м классе железной дороги из Петрограда в Японию. И напоминают те самые  пути «божьи дорожки » ( мол , Господь пронесет, то по ним проедешь ) ».Однако, его родственники попали в список потомков Бородинского сражения только на родине.

          Теперь перенесемся  в социалистическую Алма-Ату.  Дай Бог остались еще не переименованные ,  не стертые, а  уцелевшие улицы в честь полководцев Кутузова и Багратиона, в память писателя Толстого , написавшего бессмертные строки «Война и мир» и певца Шаляпина , известного крестьянина Ивана Сусанина в одноименной опере. В годы Отечественной войны 1941-45 гг. была эвакуирована  Бородинская панорама, завершенная Францем Рубо в предвоенные годы Первой мировой войны. Художником-баталистом  был  исполнен  фрагмент Военного совета Кутузова с генералами во фроловской избе перед Бородинской битвой : « Совет в Филях. Семеновские флеши.
    Редут Раевского. Багратиона смерть.Вошли в историю. О  них стихи мы пишем.
    Такой оставила та битва след...»

          Любопытно отметить, что в эвакуированной  Алма-Ате композитор Сергей Прокофьев обратился к этой теме и для своей оперы «Война и мир» написал картину «Военный совет в Филях». Крайне проблематично было бы связывать истоки прокофьевского музыкального письма с постановкой верненского композитора Ланжелли  . Однако приятно сознавать, что кроме алма-атинской версии  «Войны и мира» существовал и провинциальной оригинал оперы.

      Постановщики и режиссеры действия к 100-летним юбилейным дням обратились к нотным записям  покойного Луки Ланжелли , - миланца ,  дирижера, основателя  казачьего хора в Верном.  Для  юбилейного торжества 1912 года  они нашли  занятной  оперную версию Ланжелли «Военный совет в Филях» .  Его деятельность на подмостках тогдашней российской глубинки – явление уникальное. Здесь он состоял капельмейстером  Штаба войск Семиреченской области. Первоначально  дирижерами Семиреченского казачьего войска: назначены капельмейстеры Валентетти (1876) и  Р.В. Николаус (1882 -99 гг. ), с привлечением артистов казачьего и церковного хора, гимназистов, певцов-энтузиастов. И в дальнейшем военный оркестр был украшением всех городских , церковных и войсковых праздников. Обыкновенно, над строем развевалось боевое знамя, сопровождаемое ассистентами действа. На эполетах-  блестящее серебро на фоне семиреченских бешметов. На трубачах - галуны-наплечники. Возглавлял музыкальное шествие штаб- трубач, вахмистр весь в серебре, с пышными черными с проседью усами.

          Миланец на тихой Копальской улице ( ныне Кунаева)  снял «угол» в верненском доме Троерановых. Здесь долго хранились вещи итальянца, его дирижерская палочка. Он создал симфонический оркестр, память о котором осталась на редких фотографиях прошлого. Для больших сцен, требующих значительного количества исполнителей, Лука Доминикович привлекал артистов казачьего и церковного хора, гимназистов, певцов-энтузиастов. Скупые сведения о замечательном верненском дирижере, приглашенного из знаменитого театра  Ла Скала, разбавим редкими подробностями его участия в создании в нашем городе музыкальной школы и консерватории. Он много писал, причем отдельные музыкальные вещи посвятил городу Верному. Хормейстер из Милана познакомил верненскую публику с замечательными оперными произведениями Дж. Россини и А.С.Даргомыжского, Дж. Верди и П.И. Чайковского. Под Новый 1900 год со сцены Общественного собрания были исполнены хоры из историко-романтической оперы Дж. Мейербера  « Пророк ».  Бессмертная опера Р. Леонковалло «Паяцы» была исполнена на верненской сцене уже через восемь лет со дня ее создания. Правда , в сценах. Умер  хормейстер Лука Ланжелли скоропостижно,  в неполных  шестьдесят лет и был похоронен в нашей семиреченской земле в начале лета 1910 года. Друзья и поклонники верненского композитора поставили памятник и на могильной плите оставили простую надпись: «итальянский подданный, дворянин, Лука  Джирома Доминикович Ланжелли».Однако, могила для потомков алма-атинцев не сохранена .

            

    На снимках:

    1. Капельмейстер Лука Ланжелли ( в центре)  и его симфонический оркестр в г. Верном

    Опубликовано в  газете "Дойче альгемайне цайтунг" (ДАЦ) , 2012 г.,  № 42, 19 октября

    Категория: Летопись Заилийского края | Добавил: semirek (31.08.2012)
    Просмотров: 1040 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]