Главная | Регистрация | Вход
Персональный сайт Владимира Проскурина
Поделитесь
Меню сайта
Категории раздела
Памятники культуры и религии Алматы [27]
Архитектура,городская археология, книжные сокровища, достопримечательности
Туризм, краеведение, экскурсии [17]
Историко-географические очерки [23]
Туркестан. ЖЗЛ: годы, имена, судьбы.
Казачество в Азии [26]
Летопись Заилийского края [28]
Дайджест прессы [22]
Домашний архив [9]
Наш видеозал [4]
Вход на сайт
Логин:
Пароль:
Поиск
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • /li>
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Главная » Статьи » Казачество в Азии

    Кастек - делу венец

    Владимир Проскурин

    Кастек- делу венец ( к 150-летию Семиреченского казачьего войска)   

           В горах Тянь-Шаня военно-политические интересы России натолкнулись на претензии старобытной Цинской империи и энергичную экспансию , молодого и чрезвычайно агрессивного Кокандского ханства. Все знали, что коварный враг идет на крепость и пощады не будет каждому. Генерал-губернатор  Западной Сибири и  командующий Отдельным Сибирским корпусом генерал Г.Х.  Гасфорт собрал съезд притяньшаньских родоначальников. Султаны, бии и джигиты, принимавшие участие в походах, получили чины, медали, почетные кафтаны, похвальные листы.

         В укреплении Верном был дан смотр крепостного войска. На военном совете командующий Гасфорт  поставил задачу закончить возведение укрепления Кастек, кургана Саурук и пикета Узун-Агач, действовать против враждебных, но несогласованных набегов кокандцев, сарыбагишей и дулатовцев. Наметил поход против крепостей Токмак, Пишпек, Мерке, Аксу-Чалвар. Объявил благодарность начальнику Алатавского округа, войскам Сибирского линейного казачьего войска и участникам рекогносцировки Чуйской долины . При этом Гасфорт высоко оценил деятельность начальника округа Колпаковского , «...который, несмотря на беспрерывные работы, не потерял своего фронтового достоинства. Поистине должны сказать, что здесь каждый солдат работает за двоих».

        В июле 1859 г. Гасфорт вновь посетил с инспекцией войска Заилийского военного округа и одобрил все распоряжения майора Колпаковского по рекогносцировке Чуйской долины и  ликвидации кокандцев. 12-27 мая  1859  г.  возникло военное укрепление Кастек , на 82-м  версте от Верного . По  военному наблюдению  за кокандскими крепостями Токмак и Пишпек – главными  гнездами  кокандцев. По рекомендации  полковника А.Э. Циммермана , в Кастек вступил  отряд майора Г.А.  Колпаковского ( 200 чел. пехоты , 2 сотни сибир. казаков, 2 горных орудий) . Для строительства крепости выделен отряд  штабс-капитана М.И. Венюкова , одновременно, начальника штаба Заилийского отряда Отдельного Сибирского корпуса .Стройотряд Венюкова сопровождал  конвой казаков под началом  войскового старшины Д.А. Шайтанова (это были  2  роты пехоты , 1 сотня сибир. казаков, с 2 горными орудиями и 2 ракетными станками ) . В год Узун-Агачского дела ( 19-21 окт.1860 г.)  адъютант генерала Гасфорта И.Х. Экеблат  назначен комендантом крепости Кастек. Ему были подчинены казачья сотня ( неполная, в 83 казака) , поддерживаемая двумя орудиями  – батарейным   и конным (усилена  в  Узун-Агачском деле  3 ротами  пехоты, полевым орудием , двумя ракетными  станками ,  с пешей прислугой  ) . 

         Поселений среди дулатовских аулов еще не было и назывались они по-походному - становища или ночлеги. Между прочим, Кастек или Кстау –  юртовое  зимнее поселение. Первым был бивак на р. Каскелен, стоящий от Верного в 28 с половиной верст. Затем пикет на р. Каргалы (еще 21-я  верста) .Далее шли становища на реках Бугумуюз, Джаманты, Каракунуз, Кегеты. Прежде чем в девяти переходах появились, наконец, кокандские крепости. Работы по возведению крепости Кастек , Узун-Агач, Саурук, Курты завершились к осени 1859 года .Между прочим, сохранилась переписка, где Венюков просит Колпаковского выделить для возведения казарм  опытных мастеровых , причем, по -фамильно , строивших  укрепление Верное.

          Горная дорога  из Илийской долины в Чуйскую в 209 с половиной верст  была трудной и небезопасным путем: от Пишпека через Токмак, по правому берегу между обрывистыми мысами Чумич и Кеклик-сенгир.  Отсюда кокандское войско шло на трудный перевал Биш-Мойнак, затем урочищем Баладжан-саз в направлении укрепления Кастек. Вспомним Узун-Агачское дело, когда артиллерия противника под командой беглого сибирского каторжника Евграфа (сорокалетнего капитана артиллерии, или токсабе, с тюркским именем Мусульман-Куль) отстала при подъеме на перевале Кастек и практически в бою не участвовала - элементарно не выдержали трудного подъема пеньковые веревки, скрепляющие орудия с лафетом.

        11 июня 1860 г.  в укрепление Верное вновь прибыл корпусной командир генерал –лейтенант Г.Х Гасфорт и назначил полковника генерального штаба  А. Э. Циммермана командующим всеми войсками Заилийского края. Прежде всего сибирскими линейными №№ 8 и 9 батальонами (всего до 2 тысяч воинов, совместно с 200 киргизами конной милиции). Первое сражение в ночь на 9 июля состоялось в урочище Джерен-Айгыр (приток Курты) между стрелками 8-го сибирского линейного батальона и отрядом неприятеля до 3 тысяч всадников под началом Рустем-бека (правителя Ташкента) и Атабека-датхи (правителя Пишпека). В этой операции участвовал Колпаковский (возведенный в подполковники 5 мая 1860 г.) и майор И. Х. Экеблад, командир 8-го Сибирского линейного батальона, а также конная милиция под началом султана Тезека (сотня казаков, 150 джигитов султана). Впереди отряда Колпаковского выступила инженерная команда подпоручика  М.  В. Гаккеля (офицеры Титов, братья Криштановские и Каменноградский). Переправу через р. Чу организовали артиллеристы капитана В.В.Обуха (среди офицеров подпоручик Логинов, поручик Блюменталь). 26 августа комендантом Ханкулы крепость Токмак была сдана, с последующим разрушением (укрепление снесено  по военным традициям саперным поручиком  Власом Титовым ).

         В Токмаке полковник Циммерман распустил войска (что оказалось тактической ошибкой). Современники отмечают: «...части войск, на время экспедиции притянутые за реку Или из Копала, пошли домой обратно. Артиллерийский взвод сибирской пешей батареи сдал орудия в верненский склад, а прислуга повела лошадей на продажу в Копал, где стоял другой взвод батареи, потому что вышло распоряжение: весь дивизион, находившийся в киргизской степи, привести на мирное положение, подобно 1-му дивизиону той же батареи, квартировавшему в Омске и сокращенному уже до мирного состава». Этим и воспользовалось объединенное ханское войско, надеясь на нейтральное положение и невмешательство в войну казахских султанов.

        …Осенью случилось новое трехдневное  сражение с кокандцами. Когда основные российские силы находились после похода под командованием  А.Э . Циммермана в отпуске, на отдыхе или лечении в госпиталях Копала, Семипалатинска или Омска. Хан Малля собрал в Пишпеке объединенное войско кокандских, ташкентских, кураминских нукеров, возглавляемое восемью понсадами-баши (до 500 воинов под началом у каждого военачальника). Впервые в Средней Азии сформирован регулярный кокандский  батальон, сарбазов одели в красные кафтаны и мерлушковые шапки. Хан привлек иностранных специалистов в артиллерию. К войску присоединились 12 тысяч андижанцев, руководимых киргизом Алим-беком. Затруднительно в точности определить силы нашего неприятеля, да, вероятно, и сам неприятель не знал их, потому что сарты шли кто по приказанию, кто по охоте, а кто и сам по себе, никому не подчиняясь, в надежде на поживу, тащась мародером за войском.

         В ночь на 19 октября 1860 г. почта, следовавшая из Верного в Кастек, поспешно вернулась с известием, что дорога занята неприятелем. Утром наш отряд увидал, что высоты кругом чернеют киргизской и сартской конницей, в толпах последней мелькали белые и красные знамена. С занятием Сауруковой горы сартами защита пикета делалась невозможной: нас могли бить оттуда на выбор. Фельдфебель Павел Штинев с 54 солдатами и 4 казаками бросился на гору. Кокандцы, заметив с ближайших высот атаку, начали спускаться бегом. Фейерверкер Карл Дудинский, быстро выкатив на дорогу орудия, начал обстреливать подступы к сопке, изолировав ее таким образом. Наши казаки после короткой рукопашной схватки сбросили толпу кокандцев вниз и утвердились на занятой возвышенности. Однако потеряли раненых пиками трех солдат и одного казака. Неприятель, спустившись с высот, лежащих по направлению к Кастеку, бросился на пикет; впереди гарцевали рассыпанные толпы наездников, без толку поддерживавшие перестрелку.    

         В направлении Кастекского укрепления из Верного на Узун-Агач вышли четыре сотни есаула А.Усова и Н. Бутакова, сотника В. Жеребятьева и хорунжего Г.Лязгина под общим командованием подполковника Д.А.Шайтанова. Поначалу противника отражал отряд в 9 рот пехоты, 8 сотен казаков с 2 батарейными пешими, 4 конно-легкими орудиями и 4 ракетными конными и заплечными станками. Войска эти разделены были следующим образом: в передовом укреплении Кастек , - одна рота, одна сотня, три орудия (без лошадей) и два ракетных станка; в Верном - 5 рот, 4 сотни, 4 орудия и два ракетных станка; в укреплении Илийском - одна рота, на пути из Верного в Копал - 2 роты, сотня, прислуга и лошади батарейного взвода.

        

     

        Вспомним 4 октября 1860 г., тот роковой  день, когда у разрушенной летом войсками  Циммермана крепости Пишпек собралось  войско в числе полутора тысяч кокандцев. В эти напряженные дни Колпаковский сделал выговор кастекскому воинскому начальнику И. Х.  Экебладу.  Лежащее в 80 верстах от Верного крепость Кастек , легко могло подвергнуться первому нападению. Вокруг него приказано выставить днем пикеты, а ночью добавить к ним и секреты. Экеблад не донес о побеге киргизов-лазутчиков, которые в подробностях описали бедственное состояние заилийских войск (в дальнейшем кокандские войска окружили кольцом Кастек и военные узун-агачские пикеты). Оставив в Верном две роты слабого состава, остальные войска, начиная с 14 октября, командиры начали направлять эшелонами на Кастек, выводя людей до рассвета втихомолку, чтобы не тревожить население

          Обстреляв высоту огнем артиллерии, подполковник Колпаковский двинул войска вперед. Сарбазы были сбиты, наша артиллерия с большими усилиями взобралась на гору, оставив у подошвы завязшими в грязи два орудия. Кокандцы быстро спустились с соседних возвышенностей и бросились на крайнюю линейную роту. Офицеры, бывшие в цепи, одушевляя нижних чинов собственным примером, в упор били кокандцев из револьверов. Выстроившаяся на горе артиллерия довершила поражение этой толпы. Подобная участь постигла и другую колонну сарбазов, наступавшую смело и торжественно с барабанами, трубами и распущенными значками. Теперь кокандцы поспешно отступали на всех пунктах. Это были вялые толпы, напоминающие более театральных статистов, чем действительных воинов.

        Утомленный продолжительным девятичасовым боем с противником, в двадцать раз сильнейшим, наш отряд отказался от преследования (на каждого русского солдата оставалось от 10 до 5 патронов). Начальник отряда после 44-верстного форсированного перехода основных сил встретил неприятеля в долине Карасу (по военным донесениям р. Котурганка). Кокандцы отступили в соседнее урочище Каракастек. Отдохнув немного, войска пополннили патроны и продовольственные запасы  и продолжили движение на  Кастек. Пройдя до Саурукова кургана в Узун-Агаче , Колпаковский выслал сотню казаков , дабы отвезти раненых в Кастек и доставить немедленно оттуда патронов. Киргизы зажгли скирды заготовленного здесь сена и пустили пал, но ветер погнал его в другую сторону. Дождавшись патронов, отряд пошел опять на Узун-Агач, куда прибыл поздно ночью, не встретив в пути ни одного неприятеля…

          Об Узун-Агачском  трехдневном сражении  можно восстановить память  по разным источникам,  реконструировать  лихолетье осени 1860 года, по дням  оценить ратную деятельность Колпаковского , произведенного за дело на р. Кара-Кастек  в полковника и удостоенного высшего военного ордена Св. Георгия (2 декабря 1860 г.)  Здесь было не просто трехдневное дело, а многолетнее противодействие между Кокандом и Россией. Союз казачьих общественных объединений Казахстана утвердил орден  «150-летия победы под с.Узун-Агаш»  , с изображением  на аверсе  генерал- губернатора  Степного края  Г.А. Колпаковского..Летом 2016 г. семиреки-казаки возложили на месте укрепления Кастек мемориальную доску в память Узун-Агачского дела.

       Потеря с российской стороны в войне с какандцами  состояла из двух убитых казаков, 26 раненых и 36 контуженных солдат и офицеров.  По всем погибшим отец Андрей Малов совершил 5-7 мая 1864 года воинское молебствие на православном кладбище пикета Узун-Агач. Памятник героям битвы поставлен в 1905 г. по проекту архитектора А.Гогена.  Поэт И.Джансугуров в поэме «Степь» (1930 г.) писал:

     Царь поставил генералу

     Памятник в честь оказии:

     «За покорение Азии,

     За храбрость в кровавой сече,

     За победу в Семиречье...

     Навек Колпаковский - герой,

     Слава пребудет с тобой -

     Высечено на камне...».

        Среди Георгиевских кавалеров были тридцать сибирских рядовых и строевых казаков удостоенных Знака Военного ордена 4-й степени ( по четыре на роту пехоты, по три на сотню и по два на взвод артиллерии ) .Было почетно оказано  монаршее благоволение военврачу на р. Кара-Кастек Людвигу Мацеевскому . Тем временем, поручик Михаил Вроченский, Георгиевский кавалер Крымской Кампании,  переведен тем же чином в гвардейскую артиллерию. Отличились в деле против кокандцев  семиреченские киргизы ( казахи) – почетные , старшие и волостные султаны, бии  , гражданские лица Алатауского управления . Многие из них  удостоены  повышением в чине и награждением Отечественных орденов для нехристиан,  ношением наград на Георгиевской , Станиславской  и Анненской лентах, медалей «За усердие».

     

    Примечания:

    1. Шайтанов  Дмитрий Афанасьевич (р. 26 окт. 1817 г. , ст. Николаевская, Петропавловский у. – у. после 1902  г. , Усть-Каменогорск) , генерал- лейтанант ( на пенсии с 1892 г. ;  генерал-майор с  26 февр. 1877 г. ), атаман  Сибир. каз. войска 4-го воен. отдела  ( с 3 мая. 1869  г. шт.-кв. в Павлодаре ;  управление ликвидировано  29 июля 1872 г.)  и  3- го воен. отдела  (преобразованного , с  29 июля 1872  по 5 дек. 1890 г г.. ; шт.-кв. в Усть-Каменогорске)  На пенсии  директор отделения тюремного комитета ( Усть-Каменогорск , 1892 г.)

        В бытность его  войсковым  старшиной 4-го Сибир. лин. каз. полка ,  нач. Заилийского отряда Отдельного Сибир. корпуса (с апр.1855 г.) , пом. Пристава Большой орды и Алатауского округа , началась колонизация Заилийского  края , Чуйской долины и Прииссыккулья ; положено начало «северным станицам» Урджарской и Лепсинской (с 8 февр. 1855 г.) . Ш. командующий казачьими отрядами при взятии  кокандских крепостей Пишпек, Кастек, Мерке , нач. кавалерии фронта Узун-Агачского дела ( 19-21 окт. 1860 г.). По оценке специалистов, русская армия  под началом  подполковников Абакумова, Колпаковского, Шайтанова , против кокандцев и зачуйских киргизов  при Узун-Агаче ( бой на  р. Кара-Кастек),  имела  действующих войск до 2,009 чел.; но  разбросанных :  в крепости Кастек  600 чел.; на местности Узун-Агач 450 чел. ; в Илийском укреплении 100 чел., усиленный с пикетом Заилийский взводом пехоты, сотней казаков и взводом горных орудий, взятых из склада . Остальные,  всего 850 чел., составляли главный боевой резерв и стояли в Верном . Войска, начиная с 14-го окт. 1860 г. были  направлены эшелонами на Кастек, выводя людей до рассвета втихомолку, чтобы не тревожить населения. На всякий случай, для ускорения движения войск, было приказано собрать 223 одноконные подводы от жителей  Алматинских станиц, где ополчились для обороны 246 водворенных казаков. Тем временем,  в выселках  Каскеленском мобилизовано  140 чел., да 50 сибирских казаков ; в  Софийском  и Надеждинском число вооруженных жителей было весьма ничтожно… В Семиречье  кокандский хан Малля  возглавил борьбу против росс. пристутствия, собрал здесь объединенное  войско численностью в 16 тыс. пехоты и конницы,  5 тыс. конницы дулатов, 10 орудий артиллерии  кокандских, ташкентских , кураминских нукеров, возглавляемое 8 понсадами-баши (до 500 воинов под началом у каждого военачальника). К войску  присоединились 12 тыс. андижанцев  под началом киргиза Алим-бека .

          В связи с контузией нач. Алатавского округа подполковника Г.А.  Колпаковского , Ш.  взял на себя общее командование войсками и несмотря на превосходство победил в том славном трехдневном бою.  В награду за  ратное дело  Ш. стал   ком.  9-го полка  Сибир . каз. войска ( 8 дек. 1860 г. - 3 мая 1869 г., Копал )   

    2. Бутаков Николай Борисович ( р. в 1837 г.), войсковой старшина , ком. № 7 полка Сибир. лин. каз. войска  ( с 11 февр. 1861 г.) , комендант крепости Токмак ( Чуйская долина) ,  нач. Заилийского отряда отдельного Сибир. корпуса  ( c 1862 г. ). В офицерах с 1855 г. . Участник воен.  экспедиции М.М. Хоментовского в Прииссыккулье (1856 )  , А.П. Проценко в Занарынский край  (1863 г.) . Удостоен орд. Св. Анны 3-й ст. ( 1852  г.), Св. Станислава 2-й ст. (1864 г.).

           Герой Узун-Агачского дела (1860 г.), сражался на левом фланге,  первым принес весть, что неприятель очистил кара-кастекское поле битвы. После решающего боя , совм. с  поручиком  Соболевым  и хорунжим Ростовцевым ,  получил орден Св. Владимира 4-й степени с мечами.

    3. Сярковский Гилярий ( у. 13 сент. 1889 г. ), полковник.

          Принял участие в  Узун-Агачском  деле (1860 г.) , подпоручик , командир 2-й роты 8-го  Зап. -Сибирского бат-на . Пешие и конные  кокандцы военачальника Канаат-Ша напали  на укреп.  Кастек. Редут Сауруков при  2-х ракет. станков   геройски обороняли картечью  поручик Соболев,  ком. Узун-Агачского отряда, совм. с   фельдфебелем Штиневым . Одновременно , на левом фланге  дралась сотня казаков с ракетным станком поручика Вроченского . В бою за  курган  Сярковский   получил тяжелое  ранение кокандской саблей в правую щеку. На поле боя его спас юнкер Петр Шорохов,  доставив раненного в Кастек, в лазарет врача Л. Мацеевского . Тем временем ,на рассвете, 21 октября  подошла подмога  Заилийского отряда Г.А. Колпаковского  (3 роты пехоты, 4 сотни казаков, 2 батарейных пеших, 4 конно-легких орудий и 2 ракет. станков).

          Вместе с боевыми товарищами Александром Усовым и Северином Шанявским,  за героизм, проявленный в Узун-Агачском бою Сярковский  был удостоен ордена Св. Анны  3-й степени с мечами.

    4. Экеблат  (Экблад ) Илья Христианович, подполковник (1864 ) , Семипалатинский военно-окружной начальник ( 1865 г.). В армии И.Х. Экеблат  адъютант ген. Гасфорта (1860 г.), ком 8- го лин. Зап-Сибир. бат-на, и.о. команд. Верненским гарнизоном (1860 г., майор) , ком. пешей 3абайкальской каз. части, чл. войскового правления Забайкальского каз. войска (1872 г.) .

           Герой Узун-Агачского дела (19-21 окт.1860 г.), комендант крепости Кастек. Ему были подчинены казачья сотня ( неполная, в 83 казаков) , поддерживаемая двумя орудиями  – батарейным   и конным (усилена  в сражении 3 ротами  пехоты, полевым орудием , двумя ракетными станками ,  с пешей прислугой  ) .  Адьютантом Э. в трудные часы войны был лихой сибир. казак, ст. фейерверкер Лаврентий Лязгин.

    Иллюстрации:

    1. Трехдневный бой под Узун-Агачем. Сотня Бутакова выручает стрелков Сярковского  .  худ. Н. Каразин , 1891 г.

    2. Хан в позе самовластья

    3 -4   Сартские  пушки и оружие

    5. Открытие мемориальной доски предкам  от казаков-семиреков. Кастек, май 2016 г.

    Опубликовано 9 авг. 2016 г. на сайте Союз казаков Семиречья  https://www.скс.kz/istoriya/124-kastek-delu-venets.html

    Категория: Казачество в Азии | Добавил: proskurin-semirec (17.07.2016)
    Просмотров: 565 | Рейтинг: 5.0/1
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]