Главная | Регистрация | Вход
Персональный сайт Владимира Проскурина
Поделитесь
Меню сайта
Категории раздела
Памятники культуры и религии Алматы [27]
Архитектура,городская археология, книжные сокровища, достопримечательности
Туризм, краеведение, экскурсии [17]
Историко-географические очерки [23]
Туркестан. ЖЗЛ: годы, имена, судьбы.
Казачество в Азии [26]
Летопись Заилийского края [28]
Дайджест прессы [22]
Домашний архив [9]
Наш видеозал [4]
Вход на сайт
Логин:
Пароль:
Поиск
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • /li>
  • Статистика

    Онлайн всего: 3
    Гостей: 2
    Пользователей: 1
    AnnaLaNetHA
    Главная » Статьи » Дайджест прессы

    Эрик Аубакиров.Кто ж его посадит – он же памятник!

                                                                                                               Утраченные памятники

     

    Эрик Аубакиров.Кто ж его посадит – он же памятник!

                     

    Творческий перекресток журналиста Эрика Аубакирова и краеведа Владимира Проскурина , на котором заочно ведется совместная заинтересованная беседа  о жизни замечательных людей. Впрочем , нет. Разговор по выбранной теме шел по иному , врозь. Каждый пишет  что он слышит  . Мол, «...исторический роман сочинял я понемногу, пробиваясь, как в туман, от пролога  к эпилогу».

     

    МАВЗОЛЕЙ ЧОКАНА

            Степняки всегда имели слабость к памятникам. Ведь мазары и могильные курганы – это ведь не что иное, как памятники. Причем воздвигались они непосредственно над могилами усопших. Правда, по канонам ислама, никаких бюстов и надгробных изваяний не было, так что у них было мало общего с европейскими памятниками.

             Примечательна история с памятником Чокану Валиханову. Вначале султан Тезеке построил в урочище Куган-Тогуз глиняный мазар. Но у покойного Чокана был высокопоставленный почитатель – генерал-губернатор Туркестана Константин Кауфман, которого казахи называли жарым-патша – "полцаря". Посетив могилу Чокана в 1867 году, Кауфман возмутился – такому великому человеку и такой скромный памятник!
             Срочно выделили деньги из казны на строительство мавзолея, согласно мусульманским канонам. Но хитромудрые строители большую часть денег разворовали, соорудив памятник в виде часовни из плохо обожженного кирпича. По-видимому, они надеялись, что об их "художествах" никто не узнает. Но об этом проведал военный губернатор Семиречья Герасим Колпаковский, тоже большой друг Валиханова. Подрядчиков он жестоко выпорол и отправил на расправу к Кауфману. Тот сослал нерадивых строителей в ссылку, повелев воздвигнуть новый монумент. По замыслу Кауфмана, надгробием должна была быть мраморная плита с молитвой из Корана и надписью "Чокан, сын Чингиза, сына Валия, сына Аблая, знаменитого хана Средней орды и потомка Чингисхана".
    Новый мазар построили быстро, но с мраморной плитой произошла десятилетняя задержка – не было подходящего материала в Семиречье. Думали, что Кауфман забудет об этом памятнике, но тот не унимался – постоянно пенял Колпаковскому за задержку. В конце концов военный губернатор Семиречья взял это дело под личный контроль. После долгих мытарств мрамор доставили, а ссыльный народоволец Ластовский изготовил плиту и вмонтировал ее в надгробие. В 1871 году Кауфман посетил могилу и остался доволен памятником.
            Со временем мавзолей ветшал. В конце
    XIX века чиновник Николай Пантусов докладывал, что памятник находится в полуразрушенном состоянии. В царской казне и у родственников Валиханова денег не было, так что восстанавливать памятник никто не стал. Лишь в 1958 году на могиле Чокана Валиханова установили гранитный обелиск. Причем с той самой мраморной плитой, изготовленной стараниями Константина Кауфмана.

    СТАЛИН И ЛЕНИН – БЛИЗНЕЦЫ-СЕСТРЫ

             Первый монументальный памятник с бюстом в Семиречье был воздвигнут в городе Пржевальске (ныне – Караколь) на могиле великого путешественника Пржевальского. Построен он был к 5-летию со дня его смерти – в 1893 году. Глядя на барельеф Николая Михайловича, невольно вспоминаешь товарища Сталина – слишком уж они похожи. Существует даже легенда, что Сталин – незаконнорожденный сын Пржевальского.
              В 1905 году состоялось открытие памятника Узун-Агачскому сражению 1860 года. До этого там стояла каменная часовня, возведенная на пожертвования купца Пугасова. Но часовня сильно пострадала во время землетрясения, поэтому решили возвести обелиск, который сохранился до наших дней.
    А первым памятником города Верного стал бюст императору Александру
    II Освободителю, установленный в 1913 году – в дни празднования 300-летия дома Романовых. Немудрено, ведь именно по его приказу был основан форт Верный и образована Семиреченская область. Стоял бюст в Пушкинском парке – примерно там, где сегодня находится Мемориал Славы. Естественно, в бурные годы революции его снесли и похоронили на том месте красногвардейцев. Позже в Кафедральном соборе устроили Музей атеизма, а перед входом поставили двух гипсовых истуканов – Ленина и Сталина. Глядя на них, маленькие дети плакали, взрослые ухмылялись, но благоразумно помалкивали. К тому же длань гипсового Ильича, размокнув от дождей, все время намеревалась отвалиться, и ее приходилось постоянно подмазывать гипсом. Со временем эта рука стала мощной и мускулистой, как у Рэмбо.
            После Великой Отечественной войны возле Театра оперы и балета воздвигли монументальный памятник Сталину. Но в 1957 году темной ночью памятник быстренько демонтировали, а на том месте построили красивый фонтан. Вместо Сталина начали воздвигать монумент Ленину напротив Дома правительства. Скульптор – знаменитый Вучетич, архитектор – Белоцерковский, а прорабом на стройке был Шамиль Шарипов. Вот что он вспоминал: – Я строил и центральный гастроном, и железнодорожный вокзал, но с памятником Ленину я намучался больше всего. Комиссии и проверки одна за другой, почти каждый день приходили руководители всех мастей. И каждый давал свои указания, как строить, а кое-кто грозился отобрать партбилет. Открытие памятника приурочили к 40-летию Октябрьской революции, но мы не успевали. Вот тут и начался аврал и штурмовщина. Работали даже по ночам – при свете прожекторов. А за неделю до открытия выяснилось, что не хватает нескольких гранитных плит для постамента. Что делать? Сам секретарь ЦК КПСС Яковлев звонил на Мытищинский завод и просил, чтобы нам выделили эти плиты. Так их нам пассажирским поездом прислали! За два дня до открытия скульптор Вучетич устроил истерику: "Не позволю, чтобы памятник вождю мирового пролетариата простыней открывали!". Пришлось мне бежать к знакомому директору ателье, который выделил белую китайскую чесучу. Ею подкладку военных кителей подшивали. В этом же ателье нам сшили покрывало, и в два часа ночи мы накрыли им памятник. А оно должно легко сдергиваться с памятника, но у нашего Ленина рука поднята, и материал цепляется за нее. Мучились-мучились, наконец, что-то получилось. На всякий случай в кустах поставили пожарную машину с лестницей, но все обошлось благополучно. Я за этот памятник путевку в Кисловодск получил, а вдобавок повестку в московский арбитражный суд: Мытищинский завод иск нам предъявил за те три гранитных камня. А никто платить не хочет: памятник уже стоит, а секретаря ЦК Яковлева к тому времени сняли. Хотели все деньги с меня истребовать – 86 тысяч рублей! Кое-как отделался. Но зарок себе дал – больше с памятниками не связываться".
              Сегодня этот 12-метровый Ильич скучает за кинотеатром "Сары-Арка" – сослали на пару с Феликсом Дзержинским.

    ПАНФИЛОВ И "ПАНФИЛОВЦЫ"

              Старожилы Алматы помнят, что памятник генерал-майору Ивану Панфилову стоял не на нынешнем месте, а на одноименной улице. А суперстарожилы знают, что первый памятник генералу, возведенный еще в годы войны, представлял собой бюст: Панфилов был изображен в военном полушубке. Но в 1968 году городские власти решили заменить его более монументальным памятником. Старый бюст отвезли в поселок Панфилов, где он и стоит до сих пор.

      А на его месте по проекту скульптора Тулекова и архитектора Басенова воздвигли большой памятник, отлитый из бронзы.

    Сразу же разразился скандал. Новый памятник не понравился Бауыржану Момышулы. Тогда вся Алма-Ата была наслышана о буйном и вспыльчивом характере бравого полковника. Момышулы был жесткий, бескомпромиссный, резкий до грубости, прямолинейный, резал правду-матку, невзирая на звания и должности. Для него не было авторитетов, кроме Панфилова. Он осмеливался поправлять даже самого Сталина! И вот такому человеку не понравился памятник. Момышулы взял в руки шашку, достал парабеллум и пошел разыскивать скульптора. Тулеков в страхе спрятался от разгневанного Момышулы. Вызвали вдову и дочь генерала Панфилова, которым кое-как удалось утихомирить Момышулы.
             Через неделю после открытия памятника Панфилову – новая история. На алмаатинском бродвее существовала одна известная личность – Кайсар Кисанов, впоследствии известный строи-
    тель-мелиоратор, а тогда простой студент и великий хохмач. У Кайсара был друг-нефтяник, который, приехав с вахты и не зная о новом памятнике Панфилофу, в великом ужасе позвонил Кисанову: "Представляешь, я допился до "белочки"! У меня уже галлюцинации начинаются. Мне кажется, что Панфилов разделся! У него нет полушубка!".
             Вообще, тот тихий сквер, где стоял бронзовый Панфилов, был излюбленным местом любителей горячительных напитков. Очень удобно: на квартал выше – бродвей, напротив – кафе "Гармошка", рядом – магазин "Кооператор", где продавали вино на розлив. Мужичков, толкущихся здесь, народ прозвал "панфиловцами". Как-то мимо проходила внучка Панфилова – Алуа Байкадамова, и "панфиловцы" пытались познакомиться со сногсшибательной красоткой. Но та их язвительно отбрила, а придя домой пожаловалась матери. И Валентина Ивановна единственный раз в жизни, надев все регалии, пошла в горком партии и потребовала, чтобы памятник убрали из сквера. Теперь он стоит на привычном месте – у входа в парк им. 28 гвардейцев-панфиловцев.

      МЕМОРИАЛ СЛАВЫ

             В 1973 году молодой, но уже подающий надежды минский скульптор Виктор Андрющенко ехал в троллейбусе и читал газету "Советская культура". На последней странице была короткая заметка о том, что в Алма-Ате объявлен конкурс на лучший мемориальный комплекс, посвященный 30-летию Великой Победы. Скульптор загорелся, быстро собрал свои холостяцкие пожитки и отправился в неведомый ему доселе Казахстан.Интересный факт: на конкурс по созданию мемориала в парке им. 28-гвардейцев-панфиловцев подали заявки тоже 28 соискателей. Но работы Виктора Андрющенко произвели на жюри самое благоприятное впечатление. Со скульптором заключили договор, выделили ему полагающийся социальный пакет. Позже он встретил здесь свою любовь и стал настоящим алмаатинцем.
             Два года тяжелого творческого труда. Всякое бывало. Нашлись особо бдительные товарищи, которые усмотрели за широкой грудью политрука Клочкова маковки куполов Кафедрального собора. Возник вопрос: "Что защищают наши солдаты? Нет ли здесь политической и религиозной подоплеки?". На защиту памятника встал член ЦК Компартии Казахстана Капьят Тулекеев. Ветеран войны, тяжело контуженый на Курской дуге, он был ярым сторонником мемориала. Именно по его предложению стену за панфиловцами стилизовали под кремлевскую.
            Открыли мемориал 9 Мая 1975 года. Когда спало покрытие, минуту царило молчание. Народ был просто потрясен. А потом – гром оваций. С тех пор Мемориал Славы – одна из главных достопримечательностей Алматы.

     

    Эрик Аубакиров, Экспресс К., № 180, 1 окт. 2011 г.

     

    Категория: Дайджест прессы | Добавил: semirek (08.12.2011)
    Просмотров: 16222 | Рейтинг: 5.0/1
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]