Главная | Регистрация | Вход
Персональный сайт Владимира Проскурина
Поделитесь
Меню сайта
Категории раздела
Памятники культуры и религии Алматы [27]
Архитектура,городская археология, книжные сокровища, достопримечательности
Туризм, краеведение, экскурсии [17]
Историко-географические очерки [23]
Туркестан. ЖЗЛ: годы, имена, судьбы.
Казачество в Азии [26]
Летопись Заилийского края [28]
Дайджест прессы [22]
Домашний архив [9]
Наш видеозал [4]
Вход на сайт
Логин:
Пароль:
Поиск
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • /li>
  • Статистика

    Онлайн всего: 9
    Гостей: 8
    Пользователей: 1
    CharlesJela
    Главная » Статьи » Дайджест прессы

    Эпоха зодчих Зенковых

    Лариса Гордеева, журналист . Уроки истории и зодчества города Алматы // Дойче альгемайне цайтунг, 2016 г., 19 авг.  http://deutsche-allgemeine-zeitung.de/ru/content/view/3021/64/  

        Автор книги Владимир Проскурин ,  ученый и краевед , журналист и публицист, посвящает труд  многолетнему памятникоохранному делу, архитектурной и общественной жизни , историко-культурной оценке родного города. Тираж книги достаточен для широкого круга читателей. Книга-альбом в 196 страниц вмещает 64 иллюстрации из государственных и личных архивов, фондов библиотек и музеев. Поражает объем историко-культурного и общественного материала, который приводит в своей книге автор. Особенно в главе «Круг родственников, знакомых, коллег Зенковых. Памятники архитектуры истории и культуры», где автор приводит сотни имен из близкого окружения и современников зодчих Зенковых.

         Новая его книга под притягательным названием «…Придав собору высоты, красоты и прочности основания»» посвящена творчеству первостроителей Верного (в будущем – Алматы) – первому мэру и почетному гражданину города Павлу Матвеевичу Зенкову (1831-1915) и его сыну, военному инженеру Андрею Павловичу Зенкову (1863-1936), создателю Свято-Вознесенского Собора. Высокое, просторное, сейсмостойкое здание стало эмблемой, символом, настроением города и горожан.

         Старожилы старой Алматы (бывшего Верного) Зенковы были целеустремленно увлечены своей работой зодчих, их непреклонная воля в творчестве, вера и надежда в деловой жизни приносили успех и поистине удивительные плоды в градостроительстве, архитектуре, образцы которой стали национальным наследием. В книге есть сведения об истории строительства, особенностях планировки, хронологии возведения отдельных построек, их стилистических характеристиках. Приобретенные знания и опыт в инженерном, ирригационном, ландшафтном и другом творческом и инженерном деле оказались необходимыми и возымели бесценное значение для благоустройства городов и сел Семиречья.
          История современного города имеет немало славных страниц преемственности поколений. Сколько событий, о которых еще мало известно, но имеющих громадное значение для судеб казахстанцев, произошло в Алматы! Андрей Зенков создал проекты и построил здания, которые остались в каталоге памятников истории и культуры южной столицы Казахстана. «Широкий круг читателей, от мала до велика, найдет в книге немало интересных фактов. Материалы могут быть использованы с разрешения автора как методическое и практическое пособие к Своду памятников истории и культуры, в лекционной пропаганде и освещении в СМИ градостроительных и охранно-памятниковых вопросов старой и уходящей Алматы», – таков отзыв об издании реставратора и критика Елизаветы Малиновской.
          Отметим высокой строкой благородное подвижничество и патриотизм президента Международного православного благотворительного фонда «Веди» В.П.Печуевой, внесшей огромный вклад в дело появления на свет данной книги и выступившей одновременно в роли спонсора и редактора. Валентина Печуева делится своим мнением о книжной новинке: «…В непринужденной манере автор размышляет в главах «Павел Зенков – из гильдии патриотов» и «Андрей Зенков – инженер в поэзии, затейник в зодчестве» об исторической ответственности новых поколений за сохранение памяти о людях, творчество которых и сделало наш город городом-садом. Он использует в своей работе то эссе, то исторические раздумья, то суждения на основе фактических сведений…».
           Заслуженный деятель издательства и полиграфии Республики Казахстан, главный художественный редактор, художник-дизайнер Нуран Айымбет рассказывает: «Я назову издание прекрасным альбомом, достойным коллекционного собрания. Мне пришлось с удовольствием, в выбранном формате и исполнении, отобрать из тысячи документов, иллюстраций, старых фото, облик старого и нынешнего города и представить разностороннюю книгу объективному читателю».

                                  х               х              х

    Ниже представим  читателю главу из новой книги, в очерке  автора "Вижу город, которого нет...", размещенной в  «Новой газете» – Казахстан», № 32, 11 авг. 2016 г.

      .... Действительно, небоскребы нынешних дней удивляют своей настойчивостью и эгоизмом  Даже жителей Старого и Нового Света. С окружающих крыш бывшей столицы Казахстана, с  железобетонных великанов жилого массива Нурлы-Тау,  закрывающих панораму Заилийского Алатау , ныне виден лишь маленькой точкой Туркестанский (Вознесенский) собор городском парке. Может быть, за бесконечной надеждой, за порогом растраченных лет мы найдем этот город, которого нет…

         Зодчий Андрей Зенков писал акростихи. Среди них поэтические строки городу Верному – «Не забуду я Вас!».

    На полдень от южных сибирских степей
    Есть город раздолья и неги!
    Заманчива жизнь там, средь чудных полей
    Алмазные блещут там горы,
    Бегут водопады, журчат ручейки,
    Утесы над ними склонились,
    Деревьев могучих собрались полки
    У снежных вершин и заснули...
    Я там забывался, я верил, любил...
    Вас ждут там с восторгом аллеи
    Акаций душистых, спешите туда,
    Спешите скорее, скорее!

        В некрологе, подписанном в августе 1936 года инженером губсовнархоза П.С. Григорьевым, сказано о седовласом Зенкове, друге, коллеге, земляке, – кратко, но душевно: «… Из семьи наших инженеров ушел самый уважаемый, самый седой… Он никогда не был замкнутым, оторванным от жизни человеком… Талантливый, усидчивый специалист, ночами просиживающий над чертежами … в гостеприимном домике с верандой у Головного арыка. Здесь побывало много строителей города, и каждый уносил чувство большой теплоты к этому чудесному старику. Инженеры Вильгельмзон и Кузнецовский могут рассказать о том, как в беседах с Андреем Павловичем, за чашкой чая, выкристаллизовывались и становились отчетливыми планы Алма-Аты…».
          Старожил Верного А.П. Зенков, знавший этот город сызмальства, отмечал его чудесные превращения. В статье к 15-летию КАССР он писал: «…Вся эта перемена произошла за 15 лет социалистического строительства … Чудесное превращение Алма-Аты особенно заметно мне, старожилу.… Там, где я видел раньше кладбище и выгон, раскинут роскошный парк Федерации, утопающий в зелени. Там, где была западная часть города, называемая Кучегуром с жалкими домишками, теперь возводятся грандиозные здания…».
          Известно, что наследие отца П.М. Зенкова широко изучал наш профессор Н.П. Ивлев, публикуя новые материалы о первом «мэре» Верного. В те же годы мне пришлось писать книгу «Зодчие» к 125-летию военного инженера А.П. Зенкова, находя в библиотеках и архивах воспоминания о нем коллег, архитектурные статьи на страницах теперь уже забытых советских изданий, в семиреченской «Правде» и газете «Джетысуйская искра», в городской «вечерке» «Социалистическая Алма-Ата», в альманахе «Краевед Казахстана». Но были газетные статьи и в дореволюционной печати – в газете «Семиреченские областные ведомости», на что обратил внимание «хранитель древностей» Ю.О. Домбровский. Скажем, знаменитые слова Зенкова: «Я не боюсь за наш город, за нашу Семиреченскую, и в то же время сейсмическую, область. Я верю в ее будущее. Я верю, что недалеко то время, когда наш город украсится солидными, в несколько этажей, каменными, бетонными и другими долговечными строениями».          
          Отец и сын Зенковы претворяли в жизнь проекты то в формах классицизма, то в восточном стиле. Павлу Матвеевичу был знаком «псевдорусский стиль» – он стремился к сочетанию кирпичных кладок с орнаментальным резным деревом, добиваясь поразительного эффекта. Андрей нашел широкое применение для деревянных шатров и открытых терасс. Его проекты на александрийской бумаге были выполнены акварелью в зелено-коричневой гамме. Часто для масштаба он вводил на ватман изображения людей, прорисованных с изяществом и вкусом. В своем архитектурном творчестве он был в большей степени художник, чем строитель. Его имя чаще встречается в соавторстве с другими инженерами-строителями.
          Так было уготовано судьбой, что многие творения рук зодчих Зенковых были погребены страшными землетрясениями 1887 и 1910 годов.
          Мне доводилось бывать в «хрущевке» алмаатинца и потомка Андрея Зенкова – внучатого племянника Анатолия Ивановича Бакуревича. Обыкновенная городская комната казалась и музеем, и архивом, и библиотекой. Многое могут поведать личные вещи архитектора. Вот потускневший от времени значок-медальон Николаевской инженерной академии с двумя топориками и якорем на щите. Зенков окончил с отличием институт. С волнением открываем коробки с акварельными красками и карандашами, считая, сколько бессонных ночей и полных труда дней провел с кистью в руках талант-ливый зодчий. Здесь в доме хранятся рабочие инструменты – рулетка, транспортир, кронциркуль.
          Андрей Зенков увлекался живописью, прежде всего копированием секретов старых мастеров. Правда, сохранилась в доме только одна его картина, написанная маслом, – «Кентавры», греческое воплощение горных бурных потоков Заилийского края.
         Зенков был страстным охотником и любил путешествовать. «…Он был большим мастером-рыболовом и охоту на фазанов», – вспоминали друзья. Однажды, по рассказам, Андрей Павлович провел время в компании с ссыльным Троцким на ловле илийских тигров. Соответственно, ему было сделано строгое последнее замечание ЧК впредь не дружить с опальными политическими деятелями в Алма-Ате. И заведено дело.
          Будущим биографам Зенковых еще предстоит заняться не только инженерно-техническим, но и их литературно-историческим наследием. В тиши кабинета, доверяя себе и близким, Андрей Зенков сочинял на досуге акростихи-посвящения и забавные розыгрыши верненским деятелям литературы и искусства, поэтические некрологи друзьям. Например, сохранилось посвящение пианистке Марии Мелиссовой, совершившей кругосветное путешествие и покорившей музыкой Императорский двор в Японии.
          Жизнь Андрея Зенкова после возвращения с фронта Первой мировой в старую и голодную Алма-Ату казалась кривой насмешкой за прожитые благодатные годы и была омрачена несколькими трагическими событиями. Его племянника, казачьего офицера Ивана Бакуревича, воспитанного им, красные изрубили шашками. Над тремя младшими племянницами чекисты во время обыска надругались. Детей у Зенкова не было, и всю любовь к детям он перенес на племянников, детей старшей сестры Марии, у которой было восемь дочерей и двое сыновей. Правда, у второй его жены А.П. Чернышевой была прелестная приемная дочь Нина. Внучатый племянник Анатолий Бакуревич запомнил Зенкова как рассказчика смешных историй и фокусника. По наследству Бакуревичам достались старые бумаги. Были среди них проекты зенковского собора, но в советское время чертежи никого не заинтересовали. Даже директора республиканского музея, который по иронии судьбы располагался в Вознесенском соборе.
          В годы Великой Отечественной войны семью Бакуревичей забросило в сибирский Иркутск. Здесь вырос инженер-технолог и ученый В.А. Бакуревич, посвятивший себя изучению родственников Бакуревичей, Зенковых, Ильинских, Махониных, Богоявленских, он написал книгу воспоминаний «Неизвестный Зенков». Было время, за могилой Андрея Зенкова в Алма-Ате ухаживала гляциолог Вера Афанасьевна Зенкова, считавшая себя родственницей Зенковых. Говорят, что она положила на могилу А.П. Зенкова новую надгробную плиту.
         В 90-е годы прошлого столетия бывшая Пролетарская улица стала называться Зенкова. Впрочем, дореволюционное название Первогильдийская вполне согласуется с делом отца и сына Зенковых. Оба они из гильдии патриотов. Заметим, десятилетием прежде имя Андрея Зенкова носила улица в пригородном, ныне снесенном до основания совхозе «Горный Гигант». Потом ее мимоходом переименовали в улицу поэта Николая Некрасова. Вряд ли горе-топонимисты задумывались, какую роль сыграл русский поэт в творчестве зодчего Андрея Зенкова. Он писал в автобиографии: «…Благодаря воспитанию и любви к стихотворениям Некрасова рано полюбил рабочий народ и болел его нуждами и страданиями… Гуманитарными, общественными и историей не интересовался. Поэтому ни к каким политическим партиям не принадлежал, а программ их не знаю до сих пор. … На основе этого же, уезжая на войну, продал все имущество и деньги обратил в заем Свободы, чтобы помочь народу в революционной борьбе. ... Таким остаюсь и останусь до гробовой доски, это мне внушили с детства»....

         Книгу «Эпоха зодчих Зенковых» можно купить или заказать, отправить заявку в издательство «Ценные бумаги», г.Алматы, 050004, ул. Желтоксан, 96-98/80, оф.305, тел.: +7 727 273 38 26, +7 701 746 0450. E-mail: vedi_kz@mail.ru.

     

     

     

    Категория: Дайджест прессы | Добавил: proskurin-semirec (23.08.2016)
    Просмотров: 494 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 1
    1  
    Жизнь каждого города состоит из нескольких периодов. Это объективно. Отношение политиков, писателей, историков, журналистов субъективно. Меру субъективизма, его конкретное выражение определяют политики. Точнее классовая основа существующей власти. Это тоже объективная реальность.
    Очередная книга Владимира Николаевича Проскурина "Эпоха зодчих Зенковых" рассказывает об одной из страниц истории Алма-Аты. Интересно и значимо с точки зрения исторической науки.

    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]