Главная | Регистрация | Вход
Персональный сайт Владимира Проскурина
Поделитесь
Меню сайта
Категории раздела
Памятники культуры и религии Алматы [27]
Архитектура,городская археология, книжные сокровища, достопримечательности
Туризм, краеведение, экскурсии [17]
Историко-географические очерки [23]
Туркестан. ЖЗЛ: годы, имена, судьбы.
Казачество в Азии [26]
Летопись Заилийского края [28]
Дайджест прессы [22]
Домашний архив [9]
Наш видеозал [4]
Вход на сайт
Логин:
Пароль:
Поиск
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • /li>
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Главная » Статьи » Казачество в Азии

    Два атамана в предгорьях Алатау



     
    Версия для печати

     
     
    1=я часть .Гасфорт -просвещенный офицер русской армии

         

    Генерал Густав Христианович Гасфорт       По словам современников, Гасфорт «...был из офицеров старой школы, прежней службы, свыкшийся с точным исполнением долга службы, человек порядка, где бы он ни находился.... принадлежал к числу просвещенных офицеров русской армии, имел вполне научное военное образование, большую опытность и несомненные способности в военном деле, личную храбрость и безупречную честность...»
         В 1861 г. Гасфорт назначен членом Государственного Совета, но болезнь глаз, доведшая его до потери зрения, заставила его в последние годы службы просить увольнения.

         Среди адъютантов Гасфорта находились П.Соловцов, герой Кос-Мурунского дела (погиб в неравном бою с кокандцами 6 сентября 1856 г.), Г.А.Колпаковский (занимал должность с 17 января 1852 г.), П.А.Блументаль (с 1856 по 1861 гг.), Ч.Валиханов (с 7 апреля 1860 года до кончины в апреле 1865 г.) и другие помощники. Гасфорт состоял Почетным членом АН России, в обшествах Вольно-экономическом и Русском географическом (с 1857 г.). Оказал поддержку ссыльному писателю-петрашевцу Ф.М. Достоевскому, исследователю края П.П. Семенову (Тянь-Шанскому).

          Тем временем он обустроил Томскую и Тобольскую губернии, вместе с приполярным Березовским округом, с целью улучшения быта самоедов и остяков. Генерал Гасфорт гордился безграничным пространством Березово-Заилийского края, от Обдорска на севере до укрепления Верное на юге, придумывал обитателям правила, как жить единой религией и общиной, называл селения вычурными именами. Скажем, он подыскал что-то православное - и Коряковская станица превратилась в Павлодар; Аягуз переименован в Сергиополь; взращенные им алматинские станицы и выселки получили название Верное, Софийское, Надеждинское, Любовинское (якобы, со слов писателя А.К.Гейнса, в знак заботы и преданности семье, дорогим ему детям). Благоустроен Семиреченский горный кряж и перевал Гасфортский, «вечный памятник картины природы».

         В 1852 г. в Петербурге учрежден Сибирский комитет, который ведал благоустройством Сибири. Здесь в бытность губернатора Западной Сибири Гасфорта учреждены три гасфортские стипендии (из них одна семипалатинским купечеством), в Тобольской и Тюменской женских гимназиях - две. В Омске построено здание Общественного собрания, начато строительство дворца генерал-губернатора. Получило развитие иртышское пароходство. Водворено около 80 тысяч переселенцев из Европейской России, построено до 200 церквей, распахнули двери многие учебные заведения, в восьми городах открыты женские школы, которых ранее не было вовсе. По-сибирски, в округах были установлены окружные советы, под председательством особых окружных начальников. Они входили в члены Совета Главного управления Западной и Восточной Сибири. По крайней мере, в лице окружного начальника была неограниченная власть. Генерал Гасфорт назначил в эти северные пределы Отечества военно-окружного начальника Г.А. Колпаковского, адъютанта, близкого друга и соратника. Путешественник П.П.Семенов-Тянь-Шанский так оценивает эту деятельность: «Гасфорт нашел умного и доброго хозяина...в лице Березовского исправника. Кому бы ни принадлежала честь определения этого замечательного по своим административным способностям лица из никому не известных скромных армейских офицеров, но во всяком случае выбор был в высшей степени удачный...». Колпаковский прежде всего посетил Обдорск (ныне Салехард), сопровождая Гасфорта. Это была одна из четырех губернаторских поездок на Крайний Север.
         Затем Гасфорт принялся за Алатавский округ, с возведением на кочевых землях Большой орды укрепления Верное (ныне Алматы). Генерал благоустроил Заилийскую долину, верховье реки Чу и северное предгорье Небесного хребта. Были образованы 14 станиц и выселков Сибирского казачьего войска с населением от 12 до 15 тысяч человек обоего пола. Здесь положено начало развитию торговли и промышленности, ремеслам и казачьей культуре. Управление Алатавским округом (или уездом) Гасфорт поставил наравне с Березовским. В пору своевластия он игнорировал действия военного губернатора Семипалатинской области, давал поручения Колпаковскому только от себя, командующего Отдельным Сибирским корпусом. Такое «двойное подчинение» продолжалось до 1861 г., когда Г.Х.Гасфорт ушел на пенсию. Густав Христианович давал «... очень серьезные поручения, и Колпаковский изучил край так, что вряд ли кто найдется, чтобы знать так хорошо Туркестан как он. С Гасфортом проехал все степи, как говорится, вдоль и поперек. Знал всю степную местность, как сами туземцы; изучил нравы и обычаи степных жителей как нельзя лучше. Одним словом, в стране этой Колпаковский был, что называется, человеком наторелым».

          Среди покровительства, Гасфорт успещно провел  путешествие в Кашгар адъютанта  Чокана Валиханова, причем инкоггито, в 1858-1859 гг. Чокан выступил в путь под чужой фамилией кокандского купца Алимбая (1858 -1859 гг.). Между прочим, в укреплении Верное Чокан был принят в доме Колпаковского, где совместно с губернатором Гасфортом велось обсуждение возможностей безопасного путешествия. Торговый караван направлен в Кашгар с целью ознакомиться с торговым и военно-политическим значением этого важного пункта Центральной Азии. Одной из задач кашгарской экспедиции Валиханова было найти свидетельства гибели немецкого ученого, альпиниста А. Шлагинтвейта.     
    Волково лютеранское кладбище в Петербурге. Могила Г.Х. Гасфорта.        Вспоминая офицерскую молодость, Гасфорт и Колпаковский говорили о боях на Кавказе и в Австро-Венгрии. Гасфорт принял участие в экспедиции, предпринятой графом Паскевичем против даларских и белоканских лезгин. Произведен в генерал-майоры (22 августа 1830 г.) и назначен начальником штаба 4-го корпуса. В 1846 г. способствовал усмирению Большой Кабарды и изгнанию Шамиля.
    24 сентября 1847 г. пожалован украшенной бриллиантами табакеркою с портретом Государя Императора.
          В мае 1835 года, в пору начала военной карьеры Г.А.Колпаковского в Модлинском пехотном полку, Гасфорт назначен начальником штаба 5-го корпуса генерала Лидерса. Спустя пять лет назначен командующим 15-й пехотной дивизией, в том же пехотном Кавказском корпусе. Гасфорт принял участие в десанте на восточный берег Черного моря, имевшем целью заставить горские племена прекратить разбои и грабежи (май-сентябрь 1840 г., 6 декабря произведен в генерал-лейтенанты). Возможно, встреча друзей произошла в 1842 году, когда прапорщик Колпаковский назначен полковым адъютантом.
          Известно, что генерал А.Н.Лидерс, командующий 5-м пехотным корпусом, вошел 20 января в придунайские княжества из Молдавии и Валахии (штаб-квартира в с. Комарник). План состоял в переброске главных сил из Польши в Венгрию, на Будапешт. Основная задача - взятие главного городка Германштадта (Над-Себен), центра Трансильвании (Седмиградии), древней саксонской колонизации. С занятием городка открывались новые пути для связи с Валахией, базой русских войск. Летом 1849 г. генерал Гасфорт, перейдя границу Австрии, участвовал во взятии цитадели и гарнизона города Кронштадта; затем, командуя отдельным отрядом, разбил венгерский корпус Шандора на реке Фекеш. 8-го июля, руководя двумя боевыми линиями, находился при взятии с боя укрепленной позиции при Толмаче и Ротентурмском ущелье, за что награжден золотой шпагой с алмазами и надписью «За храбрость».
    Колпаковский находился в Северной Валахии в составе Модлинского пехотного полка и принял с весны участие в кампании против Фогараша, Рейша и Германштадта. Воевал против главнокомандующего Иосифа Бема, отмечен в пленении Беккера и Фруммера.
          Со временем войска Гасфорта, поддержанные Лидерсом, двинулись через разоренные городки Германштадт и Рейсмарк, встретили оборону венгров, укрывшихся в Мюленбахе. Гасфорт оставил в Толмачах один батальон с четырьмя орудиями и полсотни донских казаков и в два перехода принял бой при Рейсмарке, у так называемого Кельнекского оврага. Жестокий бой с венгерским корпусом Штейна продолжлся с раннего утра до обеда. Измученные сражением войска ночь провели в Гросс-Апольде, откуда 21 июля отряд Гасфорта торжественно вернулся в Германштадт. Генерал Гасфорт награжден орденом Св. Георгия 3-й степени. Колпаковский же произведен в штабс-капитаны (23 июля 1849 г.), награжден орденами Св. Анны 4-й ст., Св. Владимира 4-й ст. с мечами и бантом.

    2-я часть . Губернатор Березовско-Заилийского края

    Продолжение. Начало в предыдущем номере.


        Разбираю полученный из архива долгожданный заказ - карты, чертежи, планы дореволюционной Алма-Аты. В одной из папок ленинградского архива нахожу «Генеральный план укрепления Вернаго, Большой и Малой Алматинских станиц, Ташкентской слободки, с окрестностями на пушечный выстрел. Укрепление Верное, 15 генваря 1858 года».
         Облик нового поселения Верное запечатлели на своих полотнах талантливые сибирские живописцы Михаил Знаменский и Павел Кошаров. Известны три их рисунка, выполненные во время командировок или путешествий в начале 50-х – 60-х гг. ХIХ века.
    Композиционным центром работ художников является станичная площадь. Посередине ее - маленькая деревянная Софийская церковь, освященная в 1858 году томским настоятелем Евтихием (Вышеславцевым). Справа нарисован угол земляного вала крепости. На валу - тын из плетня. За тыном высокий с растяжками флагшток, на котором в торжественные дни развевался российский военный флаг. На другом рисунке - станичная площадь посреди насаженной рощи молодых деревьев. Уже застроена добротными бревенчатыми домами; в отдельных дворах, на летнее время, поставлены юрты - удобное жилище для гостей Верного.

        Военный начальник Алатавского округа Г.А. Колпаковский был православным человеком и с усердием строил в крае храмы. Софийская церковь была местом притяжения первопоселенцев. Церковь украшала Софийскую площадь и первую улицу Алматинской станицы, названную Гасфортской. По проекту П. Зенкова и инженера О. Берга в 1872 г. у Святого ключа поставили часовенку. Обыкновенно здесь стоял киот, наполненный иконками, и перед ним зажженая лампада - святая лучина православия на далекой окраине России.

         Здесь, в Большой станице, в арендованном бревенчатом доме урядника Астраханцева, срубленном из тянь-шанской ели,
    19 февраля 1868 года расположилось правительство Семиречья, его областное правление. По воспоминаниям, это был «скромный домик, за густыми акациями, бывших начальников Алатавского округа и киргизов Большой Орды; теперь с орлом и надписью «Семиреченское областное правление». Здесь работал штат вице-губернаторов области – председателей областного правления, помощников начальника края Г.А. Колпаковского. С годами он сумел наладить четкий механизм всех сторон жизни общества - управления, экономики, судопроизводства, земства.

          В следующей папке послужной список Колпаковского. Он значится майором, военно-окружным начальником Алатавского округа и киргиз Большой орды (в должности с 19 июня 1858 г. по 21 дек. 1864 г.). Прибыл из Омска в укрепление Верное и вступил в должность 4 июля 1858 г. В обозе ехали с мужем молодая жена Меланья Фоминична (в девичестве Эмилия Чемберг) и годовалая Мария. В пути их окружали сыпучие пески и богатые живописные долины, горы, вершины которых прячутся в облаках, и мрачные глубокие ущелья, на дне которых с ревом бегут потоки Лепса, Баскан, Саркан, Аксу, Каратал, Коксу. Кажется, было несчетным число прозрачных речек и ручьев, звонко спешащих по ущельям из самоцветных камней и орошающих страну живительной влагой. Рек вдоль Джунгарского Алатау было много, однако семь из них дали название стране – Семиречье.
    Первый Семиреченский полк.
        Рядом двигался поток переселенцев из южных губерний крепостной России, мужиков и баб, оторванных прямо от сох, еще не стряхнувших с себя запаха овинов, но уже с топорами да пилами за поясом, в ожидании строительства семиреченских поселений. Мимо пикетов, не обустроенных пока выселков двигались в сторону укрепления Верное государственные и военные обозы: из Тобольска с вещевым довольствием, из Москвы и Казани с амуницией, из Воронежа с госпитальным оборудованием и медикаментами. Доставляются грузы из Нижнего Новгорода - ружья, из Петербурга - осадный парк, ракеты, инструменты, с Урала - станок для буровых работ. На илийской переправе - в лучшем случае на первобытном плоту, ведомом на левый берег тремя - пятью лошадьми - возникали шалаши из хвороста и войсковые парусиновые палатки, разбросанные хаотически, кое-где, по кустарникам, по буеракам. Берег реки Или представлял столпотворение народов, мычащих животных и обилие транспорта - брички, подводы, фурманы крестьянского табора.

         Колпаковский познакомился со строительством крепости Верное. 15 января 1858 г. утвержден первый «Генеральный план укрепления Верное...», по которому развивалась Алматинская станица, предтеча Большой Алма-Аты, ее градостроительное ядро. Участвовали в проекте ведущие топографы и фортификаторы Западной Сибири под началом военного инженера М.В. Гаккеля. Работы по возведению укрепления вела команда военно-рабочей № 27 полуроты под началом унтер-офицера Петра Никитина. Колпаковский получил в наследство работоспособный, полный энтузиазма аппарат округа, сотрудники которого уже отличились «за особые заслуги и труды по устройству Алматинских поселений». Среди них начальник военного укрепления Верное В.Д. Попов, командир Заилийского отряда Д.А. Шайтанов, военные инженеры Л.И. Александровский и Ц.К. Гумницкий.

           Близ укрепления Верное появились с годами поселения Каскеленское, Узун-Агач, Кастекское и Илийское, станицы Большая и Малая Алматинские, Надежная (Надеждинская, или Иссык), Софьино (Софийская, или Талгар), станицы Коксуйская и выс. Арасанский, основанные в 1857 году Население округа составляли кочевые народы до 50 тыс. человек, живущие аулами. Среди других народов были русские (6900 чел.) и прочие, численностью до 3100 чел. (в 1867 году территория Алатавского округа вошла в состав Семиреченской области)    

         Гасфорт посещал ежегодно укрепление Верное во время службы Г.А.Колпаковского начальником Алатавского округа. В июле 1859 года губернатор прибыл с инспекцией войск Заилийского края и одобрил все распоряжения майора Колпаковского по рекогносцировке Чуйской долины. Гасфорт собрал съезд притяншанских родоначальников, «...дав им надлежащее внушение, советы, поощрения с обычным угощением».
    Гостиный двор в Большой станице.
    В укреплении был дан смотр крепостного войска. На военном совете командующий Отдельным Сибирским корпусом поставил задачу закончить возведение укреплений Кастек, редута Саурук и наблюдательного пикета Узун-Агач, действовать против несогласованных и враждебных действий кокандцев, сарыбагишей и дулатовцев. Гасфорт наметил поход против крепостей Токмак, Пишпек, Мерке, Аксу-Чалвар (одновременно военные походы Циммермана и Колпаковского были с успехом совершены, особенно в Узун-Агачском деле в 1860 г.). Объявил благодарность Колпаковскому и командирам войск Сибирского линейного казачьего войска, лично выразил благодарность участникам рекогносцировки Чуйской долины, произведенной
         7 августа 1859 г. Фейерверкер Федоров и урядник Александров удостоены Знака отличия военного ордена 4-й степени. Принимавшие участие в походах султаны, бии и джигиты получили чины, медали, почетные кафтаны, похвальные листы...

    3-я часть. Узун-Агачское дело

     


     
    Версия для печати

     

     

     


             В горах Тянь-Шаня военно-политические интересы России натолкнулись на претензии старобытной Цинской империи и энергичную экспансию Кокандского ханства, молодого и чрезвычайно агрессивного. Вспоминая дела минувшие, современники отмечали, что время оказалось коварным и поучительным во взаимоотношениях кокандцев и россиян в Заилийском крае. В 1860 г. была снаряжена особая экспедиция по ликвидации кокандцев. 11 июня в укрепление Верное прибыл корпусной командир генерал Гасфорт, совместно с полковником генерального штаба А.Э. Циммерманом, назначенным начальником всеми войсками Заилийского края.
         Первое сражение в ночь на 9 июля случилось на урочище Джерен-Айгыр (приток Курты), между кокандцами под началом Рустем-бека (правителя Ташкента) и Атабека-датхи (Пишпека) и стрелками 8-го сибирского линейного батальона.

        Во время осады Токмака (26 авг.) и Пишпека (с 30 авг. по 9 сент.) в плен попали 627 кокандцев; взяты 3 знамени, 16 орудий, 49 крепостных ружей, 114 пудов пороха, холодное и огнестрельное оружие. Начинали штурм чаще всего перед рассветом, приблизившись ускоренными осадными работами ко рву крепости. Роты, назначенные для штурма, скрытно собирались против выбранного пункта со своими лестницами и по сигналу вылезали из окопов, вытаскивали лестницы и вместе с ними бежали к стене крепости.Требовалось добежать до рва, спустить толстым концом лестницы в ров, раскачать лестницу и перебросить тонким концом на стену. Затем надо было спуститься в ров и, карабкаясь по этим лестницам, стараться овладеть участком неприятельской стены. Часть стрелков при этом оставалась рассыпанною у контр-эскарпа для обстрела противника. На атакующих сбрасывали камни, бревна, куски от стены, лили кипяток, смолу, поражали ружейным огнем, а наверху стены встречали батиками, копьями, шашками. Картина такого боя совершенно переносила зрителя к средним векам.

           В этой кровопролитной операции участвовал Колпаковский, возведенный 5 мая в подполковники. Впереди отряда выступила инженерная команда подпоручика Гаккеля (в составе инженеров и саперов Титова, Криштановского и Каменоградского). Переправу через реку Чу организовали артиллеристы капитана Обуха (среди офицеров подпоручик Логинов, поручик Блументаль). 26 августа крепость Токмак была сдана под белый флаг коменданта Ханкулы.

    Узун-Аначское дело. 

         Кокандцы мстили не только за взятие Пишпека, но и за русское присутствие в Семиречье. Осенью началась короткая война с противником, получившая в истории название Узун-Агачское дело. 8 октября подполковник Колпаковский сообщил командующему Сибирским корпусом Г.Х.Гасфорту: «Хотя, как я выше имел честь упомянуть, эти известия и выдаются за достоверные, но тем не менее, по моему соображению, я не допускаю возможности, чтобы кокандцы приступили, в теперешнее время года, к постройке нового Пишпека, к чему наступающие холода будут большой преградой при кладке стен. Всего вероятнее, что хан, в полном озлоблении, приказал идти войскам снова на Кастек и хоть сколько-нибудь отомстить нам за успех, и я полагаю, что движение их на Кастек может состояться только в таком случае, если они убедятся в нерасположении к нам кочевников Дикокаменной и Большой Орд, на которых, нет сомнения, теперь построена их уверенность. Не пренебрегая однако этими известиями, я счел лучшим, ныне же, возвратить в Верное копальскую сотню сотника Вязигина».
           Последующие дни были весьма волнительными в ожидании войск хана Канагат-шаха. Взятием станиц наносился смертельный удар по развитию края;
    главное, удача кокандского хана влекла за собою неминуемое восстание всей Большой Орды. Колпаковский ускакал в тревожную степь, где наткнулся на хорошо вооруженный отряд кокандцев и дулатовцев. В бою он был контужен и чуть не попал в плен. Его и раненого подпоручика Сярковского доставили в госпиталь, где извлекли две неприятельские пули.
           Кокандский военачальник Канагат-Шах сумел обогнуть укрепление Кастек, отрезал отступление к Верному и охватил кольцом узун-агачские военные посты. 21 октября произошло главное сражение. Ранним рассветом Колпаковский с отрядом из трех рот, четырех сотен, шести орудий и двух ракетных станков выступил против кокандцев, оставив на пикете небольшую часть войск с одним орудием. Поразив неприятеля, утомленный продолжительным, девятичасовым боем с противником, в двадцать раз сильнейшим, отряд должен был отказаться от преследования. Начальник отряда после 44-верстного форсированного перехода основных сил встретил неприятеля в долине Карасу. Кокандцы отступили в соседнее урочище Каракастек.
            Памятный бой под Узун-Агачем завершился в день памяти иконы осенней Казанской Богородицы. Нижним чинам были розданы знаки отличия военного ордена по четыре на роту пехоты, по три на сотню и по два на взвод артиллерии. Все регулярные части войск, дравшиеся в этот день - три роты, дивизион конной артиллерии и четвертый взвод сибирской пешей батареи - получили на папахи знаки с надписью «За отличие в 1860 году». Среди Георгиевских кавалеров были фельдфебель Штинев, офицеры Обух и Колпаковский, сибирские рядовые и казаки.
          Прапорщику Снесареву была поручена миссия доложить командиру отдельного корпуса Г.Х.Гасфорту об успехах операции, что им было сделано за одиннадцать дней непрерывного конного пробега Верный - Омск. «Славное дело, - отмечено в правительственном указе. - Подполковника Колпаковского произвести в полковники и дать Св. Георгия 4-й степени. Об отличившихся войти с представлением, и всем штаб- и обер-офицерам объявить благоволение в приказе, а нижним чинам дать по одному рублю серебром на человека. Знаки отличия военного ордена выслать генералу Гасфорту, согласно его желанию».
            С годами было названо с. Казанско-Богородское, наречен Войсковой Собор, были и другие наименования. На месте Узун-Агачского боя воздвигнута часовня-памятник, благоустроено воинское кладбище. Здесь совершались торжества и молебствия в память семиреченских казаков и славного оружия победы...

    ( далее см. отдельный очерк "Узун-Агачское дело"

     

    Иллюстрации ( из частного архива В.Н.Проскурина)

    1. Военный губернатор Семиреченской области Г.А.Колпаковский

    2. Генерал -губернатор Западной Сибири Г.Х.  Гасфорт

    3. Волково лютеранское кладбище в Петербурге. Могила Г.Х. Гасфорта.

    4. Первый Семиреченский казачий полк

    5. Гостиный двор в Большой Алматинской станице

     

      Опубликовано в газете "Дойче альгемайне цайтунг" (DAZ)  в 2012 г., №  40, 5 октября  ; № 41, 12 октября; № 42, 19 октября

    Категория: Казачество в Азии | Добавил: semirek (07.10.2012)
    Просмотров: 1572 | Рейтинг: 5.0/1
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]