Главная | Регистрация | Вход
Персональный сайт Владимира Проскурина
Поделитесь
Меню сайта
Категории раздела
Моя родословная [9]
Вход на сайт
Логин:
Пароль:
Поиск
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • /li>
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Главная » Статьи » Домашний архив » Моя родословная

    Ральф Пфеффер. Штрихи к портрету

     

    Владимир Проскурин 

        Прежде чем затронуть полувековую историю  газеты «Фройндшафт –ДАЦ», я  взял с книжной полки и с вниманием пролистал книгу писателя-публициста Клауса Шнайдера «Alma- Ata.Ein Kasachisher Frühling». Однажды  подаренную мне журналисту , увлеченного городом –садом Алма-Атой. Автор перемешивал культурные события советской республики , от первого названия города  Верный  ( аналог –«Der Treue») до прощальных слов  гостя «Proschtshai. Kasachstan. Alma-Ata».      

        При чтении, вспомнил  стародавние события времени Л. Вайдманна – К. Эрлиха , главных редакторов "Фройндшафт" , общенемецкого газетного издания  серебряного века. Автор книги  К. Шнайдер среднестатистически  считал  , но весьма художественно излагал, стародавний пласт литературы и искусства Алма-Аты .Причем, в двух-трех  именах или многостранично  значимых в «шестидесятых» годах композитора О.Гельфуса, поэтессу  Н. Пфеффер, критика  Г. Бельгера, писателя А. Кекильбаева и музейного директора С.Есовой. Оскар Гельфус был другом Н.Пфеффер и О.Сулейменова, поэтов и публицистов. Нора и Олжас  вместе писали советские песни, патриотические оперы, для души - оратории. Вместе мы часто ходили в Заилийские горы... 

          Вспоминается большая  родня Пфеффер, семья педагогов КазГУ , писателей и журналистов, биологов Алма-Аты . Не забыть семью Гейнтца, сотрудников Госрадиотелекомитета. И конечно же  его сына , тоже Ральфа Пфеффера, зоолога хищных птиц. Особенно, в пору его деятельности в Больше-Алматинском ущелье, в его маленьком "бунгало" на скалистом склоне, удивительные рассказы о легендарной птахе алатауских гор "Синей Птицы" . Помнится в 1992 г.  молодой биолог  и друг юности Р .Пфеффер уехал в ФРГ. в городок Ахен. И стал куратором "Баварского соколиного двора"...

        Гостеприимная и хлебосольная семья  внесла  специи и аромат в мою творческую работу , принять участие в издании газеты ДАЦ , в программах радио и телевидения.

        Тем временем, писатель Шнайдер справедливо заметил , что штаб-квартирой творческой интеллигенции считался двор Норы Пфеффер на улице Ташкентской, в двухэтажном хрущевском выселке, где гостеприимно встречали российских и немецких друзей.  Однако, если быть точнее, алма-атинцы проводили время в элитном кафе Союза писателей  «Каламгер», в народном клубе  М.П. Шмулева, под названием  «Сорос- Алма-Ата». И  на обыкновенных кухнях под звон граненных стаканов, струн гитары и бардовских песен.

         Благородный в памяти Р.Г. Пфеффер, брат писательницы «танте Норы»,  жил в другой части города , в уютном холмистом «компоте» ул. Калинина , среди деревенского пейзажа бараков, садов и огородов. Здесь я познакомился в памятном разговоре с семьей, очаровательными  грациями –сестрами Ренатой, Лидией и Элеонорой ( просто, дорогой  Норой). И  мамой  Ингеборг Пфеффер, улыбчивой , хлебосольной, добросердечной жещиной , которую называли  кратко Ингой. Накануне январского дня рождения, в праздник Нового Года, супруга Ральфа готовила для детей христианские рождественские пряники Pfefferkuchen в виде животных, фигурок, формочек  Тем самым, намекая о происхождении родовой фамилии. Мол, по преданию, его предок был каталикос Грузии. Сталинская эпоха больно и жестоко ударила по кавказским немцам, они были сосланы на сибирский лесоповал .После войны в Челябинске , где жили молодые «трудармейцы»,  родилась первенец , дочка  Элеонора ( так уж сложилась, что тетку и племянницу звали по-семейному Норой) .Он  был рассказчик и острослов, даже, сопровождал общение анекдотами на злободневные темы. И на сталинскую, самую страшную в жизни  эпоху . 

        Память о Ральфе Пфеффер остается особой.  Судьба сложилась так , что в начале шестидесятых годов, в пору освоения вершин и перевалов Алатау , злой рок сыграл жестокую со мной игру. После больницы , встав наконец на обмороженные ноги, мне было подсказано обойти спасателей и выразить им искреннею благодарность. 

          Наша туристская группа двигаясь к теплому , безмятежному Иссык-Кулю и  на одном из горных хребтов,  в условиях ненастья или нерасторопности путешествие остановилось : туристы начали голодать, болеть, измучились  и отморозились. На поиски студентов , и моих родственников тоже, была брошена спасгруппа турбазы «Горельник». Хочу назвать спасателей, которым обязан жизнью. Среди них Владимир Ильницкий , старший  инструктор Всесоюзной здравницы «Горельник»;  мастер спорта по альпинизму Мансур Гизатуллин ( мы его нызвали Гизой) ; и Ральф Пфеффер старший преподаватель немецкой кафедры  ИнЯза . Они были моими добрыми соседями , опытными наставниками и непременными друзьями несмотря на возраст и опыт

        

       

        Жизнерадостный Р.Г. Пфеффер был не просто педагогом немецкого языка  ,строгим и  принипиальным для студентов .Но весьма добрейшим и разносторонним человеком в окружении коллег и друзей . Ральф Густавович оказался  первым , кто однажды оказался свидетелем сноса турбазы "Эдельвейс"  во время лавины в ущелье Кокбастау. И со временем столярничал и  плотничал, благоустраивал и возрождал заброшенное урочище , в окружении природного треугольника турбазы «Горельник», горнолыжной станции «Чимбулак», альплагеря «Туюксу». Он приносил супруге Инге Рейнгольдовне, ее подругам и знакомым , в пол- Алма-Аты  пассиям влюбленного в Ральфа ,  первоцветы- анемоны, альпийские розы или эдельвейсы ...

        Сухопарого, загорелого, крепкого Ральфа прозвали Кащей Бессмертный .И тем самым прославив имя  и дело педагога и издателя , инструктора горных лыж и туризма,  организатора в горах Заилийского Алатау мастер-класса , - взаимовыручки ,добропорядочности, самоуважения, спортивного и туристского мастерства.. Ему помогали профессорско-преподавателький состав Комаров , Панкрац, Мессерле , Вододохов, принося каждую мелочь для быта турбазы - керосин для освещения бесприютного крова или к скудному столу продукты: тушенку, сгущенку, концентраты. Вспоминается профессор Ефрем Мессерле, тучный , весьма неудобный для движения на горной тропе . В ту пору дорог –автобанов  и элитных домостроений не было. «Шестерка» еле-еле добиралась до автобусной остановки Просвещенца. И дальнейший путь надо было идти тропами , скорее "11-м номером"  , через опасные бревна по Малой Алматинке. Как мы говорили Мессерле  готовил изысканную стряпню  , вместе с сыном Павлом и внуком. Взамен привычных для студентов макарон на комбижире или на сахарном песке. Прежде , чем молодежь мастерски освоит горнолыжные склоны, пройдет заоблачными тропами перевалы и с песней вернется в тепло студенческого городка.

       ...  Надо отметить, что большинство горных инструкторов  были преподавателями консерватории , солистами филармонии, или исполнителями на сцене театра. Cреди потока имен , вспомним альпийских братьев Мансуровых, Кельберг, Дельвер , организаторов  и мастеров спорта альпинизма, туризма и горнолыжного спорта. Особенным был памятный вечер, концерт пианиста Оскара Гельфуса  и вокалистки Мины Вагнер на открытой веранде верхнего корпуса «Горельника». В тот высокогорный вечер  Оскар исполнял  рапсодии Листа и «Лунную сонату» Бетховена. Музыка плыла  на фоне лунного восхода над Талгарским перевалом , в ущельях над гребнями  и  вершинами, под тихий шелест тянь-шаньских елей и далекий шум Малой Алматинки. Звуки разлетались и замирали, миг был божественно одухотворенным!

         

     

           Клаус Шнайдер , оставивший воспоминания о «шестидесятых» , заканчивает книгу теплыми прощаниями и уместным юмором: «Der erste; der mir entgegenspringt: Oskar; mein Dackel (seinen Namen hielt ich vor Oskar in Alma- Ata geheim). Dann umarmt mich meine Tochter und … meine Frau. Sie haben meinen Schwager mitgebracht; weil um diese Zeit kein Zug mehr fährt ; von Schönefeid oder  Berlin ».

       P.S.  Старые  коллеги в разные годы  газетчики В.Дик и А. Дорш, фотокорр В. Кригер, очаровательные подруги по-перу  Б. Вист , В.Шнур , С. Фельде, Н. Рунде ( и  десятки коллег журналистов  ,- простите в очерке не названных, но значимых ). С ними готовили газетные полосы, творили и влюблялись. Они  давно осели и работают в странах Нового и Старого Света. Но , вот найти новые адреса в Германии , старых знакомых по Алма-Ате  Ивановых , Толмачевых, Архиповых весьма проблематично, т.к. они сменили не только место жительства, но и фамилии, став  в одночасье  господинами Штольцами, Шмидтами или Граффами.Т

         Нас разметали судьбы, расстояния, обстоятельства. Могилы видных алма-атинцев  расположены вдали друг от друга: композитора Оскара Гельфуса  , трагически погибшего в Германии, и  преподавателя Ральфа Пфеффера, тяжело скончавшего от болезни в Алма-Ате. Осталось трогательным место упокоения  в местечке Кельн –Порц , писательницы Н.Г.. Пфеффер, нашей«танте Норы» и ее племянницы Элеоноры, старшей дочери Р. Г. Пфеффера .Здесь недавно предали земле хранительницу очага  Ингу Пфеффер, прожившей в полные радости , и лихолетья,  90 лет.  

    Иллюстрации

    1.Р.Г. Пфеффер  2. Он же Кащей Бессмертный З. Дрезденская почтовая открытка "Alma-Ata- Der Weg ins Geburge" 4. Дочери Ральфа Рената и Нора ( слева и справа) ; 5. Горная хижина. 6. На склонах Чимбулака 4. Друг Ральфа Сеня Свительман

    Опубликовано в юбилейном  номере посвященной 50-летию газеты "Фройндшафт" : Шестидесятые: штрихи к портрету // Дойче Альгемайне Цайтунг , 26 февр., 2016 г.

     

                                                                                                                     

     

     

    Категория: Моя родословная | Добавил: semirek (08.12.2011)
    Просмотров: 1850 | Рейтинг: 4.5/2
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]