Главная | Регистрация | Вход
Персональный сайт Владимира Проскурина
Поделитесь
Меню сайта
Категории раздела
Памятники культуры и религии Алматы [27]
Архитектура,городская археология, книжные сокровища, достопримечательности
Туризм, краеведение, экскурсии [17]
Историко-географические очерки [23]
Туркестан. ЖЗЛ: годы, имена, судьбы.
Казачество в Азии [26]
Летопись Заилийского края [28]
Дайджест прессы [22]
Домашний архив [9]
Наш видеозал [4]
Вход на сайт
Логин:
Пароль:
Поиск
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • /li>
  • Статистика

    Онлайн всего: 2
    Гостей: 2
    Пользователей: 0
    Главная » Статьи » Казачество в Азии

    Петр Краснов: «...таковы впечатления Верного, этого неверного во всех отношениях города».

     

     П. Н. Краснов ,  Кинематограф (Отрывки ) (1. )
     
     

        Верный - это столица Семиречья. Его несколько керосино-калильных фонарей, его кинематограф, общественное собрание, гимназия, собор, наконец, магазины - так отличаются от остальных местечек, что Верный кажется уже культурным центром. В Верном есть газета "Семиреченские Ведомости”; значит, в Верном знают последние новости из телеграмм и в жизни своей не отстают на полмесяца, а то и на месяц.

          

    Первое здание частного кинотеатра А. Р.  Сейфуллина  «ХХ- й век» было возведено на перекрестке улиц Пушкинской и Гоголевской.  Открыто 14 января 1911 года.


     

          Наконец, Верный красив. Гряда хребта Алатау со снежными вершинами, гора Талгар вышиною 15000 футов, удивительная панорама этих гор, утыканных по склонам елочками, красивое Алматинское ущелье, из которого водопадами бежит речка Алматинка, питающая арыки Верного, выделяют его на фоне кишлаков, смазанных из коричневой земли, и ставят его на положение действительной столицы.

        Если бы не трясло!

        Если бы скорее прошла железная дорога!

        Пройдет железный путь, Бог даст, перестанет трясти, проникнет с железным путем культура, закипит и забьется жизнь в Верном; по Алматинке, на чудном бирюзовом озере Иссык станут отели и санатории; откроет свои действия верненский клуб альпинистов; побежит к горе Талгар фуникулер; откроются свои нарзаны и ессентуки - и зацветет богатый край.

     

          

     

        Благотворное воздействие кино оценил писатель Петр Николаевич Краснов , в бытность его службы в  Семиречье ( с  19 марта 1910 г. полковник),   командир 1-го  Сибирского  казачьего  Ермака Тимофеева полка ( с 23 июня 1911 г. по окт. 1913 г. ) ;  штаб –квартира полка   в Джаркенте)  . Краснов  писал, что пора на экране отобразить самобытную культуру Семиречья, его достопримечательности, памятники природы, замечательных людей в противовес засилью на экране вестернам с обязательными приключениями индейцев. Дневник Краснова так и назван- «Кинематограф», где патриот  справедливо замечает : «А между тем, если бы смолоду нашу энергичную молодежь тянула бы не недоступная Америка, мечты о которой оканчиваются всегда одними мечтами, а тянули бы Туркестан и Семиречье, кто знает, в какой цветущий край обратились бы эти пустыни, которые я проезжал одиноким всадником» (Краснов  – спортсмен- конник, неоднократный  победитель пробегов Джаркент – Верный.  Осенью 1911 г. , вместе с супругой Лидией Федоровной , посетил разрушенный землетрясением Верный . Между прочим, Л.Ф. Краснова , лихая наездница и попутчица , была еще  пианисткой и певицей, чей талант был оценен публикой во время ее гастролей ( вернее, конных пробегов с мужем   по городам и весям  Семиречья ) .

     

         ...Глухою темною ночью тарантас запрыгал по выбоинам и ухабам широких улиц, обсаженных тополями, карагачами и ивами, а кой-где и просто березками, темными силуэтами прикрывшими низкие, слепые от закрытых ставен домики: мы въехали в Верный. Осененная молодыми тополями, с тремя каменными выступами крылечек, стояла старая и почтенная гостиница "Европа”, известная более под именем номеров Грязнова (ныне юго-восточный угол улицы Тулебаева , напротив известных бань "Арасан"; здание не сохранилось.-В.П.)

     

         Когда приезжаешь в город в первый раз, когда ничего о нем не знаешь, когда об отелях судишь по грязным засиженным мухами объявлениям на почтовых станциях, то поневоле едешь туда, куда вас зовут настойчиво прожужжавшие вам уши объявления. Европа так Европа, а в общем не все ли вам равно, когда вы целую неделю колотились боками о стенки тарантаса, спали на жестких диванах, питались Бог знает чем... Потом оказалось, что номера Прокофьева лучше, новее и чище; больше "джигит”, как выражался один мой порт-артурский знакомый, нежели номера Грязнова, но в первую минуту и номера Грязнова показались раем после почтовых комнат. Помилуйте: в них беленные известью стены оказались окрашенными клеевою краскою по трафарету - это ли не роскошь! Притом у Грязнова лучший повар в Верном, лучше, нежели у самого военного губернатора (так нам сказали!); а это ли не приманка для людей, питавшихся соленой колбасой, сыром, ситным хлебом и... яблоками целую неделю.

     

          
          Если у Смирнова в географии есть описание города Верного, то, наверное, там сказано, что Верный знаменит... В остроумных рассказах Тэффи отмечено не без юмора, что каждый город чем-нибудь знаменит. Дрезден - Мадонной, Нью-Йорк - статуей свободы; ну а Верный знаменит своими яблоками и землетрясениями. Яблоки в нем действительно громадные, с голову ребенка величиною, ярко-красные, сладкие, рассыпчатые, ароматные и удивительно вкусные. Не менее хороши и груши, превосходные, нежные дюшесы. Но не хуже яблок и груш и здешние землетрясения.

           Помню, когда в прошлом году пришли в "Россию” первые известия о землетрясении в Верном, к нему отнеслись как-то холодно. Верный не Мессина. Из Мессины к нам идут апельсины, в Верном растут, правда, яблоки, но они к нам не идут; притом в Мессине погибли итальянцы и прехорошенькие итальянки, тут киргизы, казаки и переселенцы - стоит об этом думать! Только настойчивые телеграммы генерала Фольбаума, отзывчивое на человеческое горе и нужду сердце Матери народа русского - Государыни Императрицы Александры Федоровны, ставшей во главе Комитета для сбора пожертвований, сделали то, что нужда погашена, сироты нашли приют, вдовы - прокормление, потерявшие все имущество в чужом краю - возмещение убытков. Но осталось в Верном то, чего нельзя было залечить никакими денежными пособиями, никаким участием, - это нравственный удар, это трепет перед непонятным, это мистический ужас повторения пережитого.

         Просматривая описания Верненского землетрясения в декабре 1910 года и январе 1911 года, видишь отрывочные заметки, ничего цельного, а потому, быть может, на "Россию” оно и не произвело такого впечатления, как землетрясение в Мессине. Там сразу рушились многоэтажные дома, там почва уходила из-под ног и в одном месте на маленьком пространстве земли гибли тысячи людей и разрушалась многовековая культура. Здесь постепенно расшатывались и падали маленькие жалкие домики, смазанные из глины, - "ласточкины гнезда”, и гибла только грязная киргизская беднота, застигнутая врасплох под своими толстыми земляными крышами.

     

          Когда проезжаешь Верный днем и видишь широкую улицу, упирающуюся в высокий снеговой хребет, серебряные вершины которого, искрясь перламутром, тонут в прозрачной синеве бездонного неба; когда по сторонам задумчиво шумят желтеющие тополя, раскидистые карагачи городского сада и тихо журчат вдоль них прозрачные арыки, невольно говоришь - "это город, пострадавший от землетрясения? Полно, точно ли? Какой громадный розовато-голубой, приветливый и яркий стоит собор! Как же не рухнула эта кирпичная громада? А прочные "ряды” торговых лавок?   
       
        А местный "Мюр и Мерилиз” - магазин Шахворостова с его каменными стенами? Дом военного губернатора? А приют, а эти громадные стройные тополя и карагачи? Какое же это землетрясение?

          Но вот большой дом с пробитою брешью в стене обратил ваше внимание: окна разбились, оконные переплеты поломаны; за осыпавшеюся штукатуркой видны осыпавшиеся кирпичи... там дальше раздался и осыпался земляной забор; здесь балки подпирают стену дома, выпятившуюся наружу; там полдома стоит с облупившеюся штукатуркой. Что-то было, и это что-то, очевидно, было ужасно.

     

         Девять месяцев прошло с того дня, и Верный живет, прислушиваясь к земле, к тому, что делается под землею, и говорит, и думает о землетрясении ( началось 28 дек. 1910 г., по ст. стилю.  ( В.П. ). Если бы не долг для одних, не широко начатая торговая операция для других, не денежная невозможность для третьих, а главное - не спокойствие и уверенность его правителя генерала Фольбаума, не дающего и думать о землетрясении, не широкая помощь и сочувствие Государыни Императрицы, а с Нею той далекой и милой родной "России” - он разбежался бы...

         Чувство землетрясения и особенно такого, каким подвержен Верный, совсем особенное, слишком непонятное, слишком чуждое человеку. Когда налетает вихрь и валит деревья и сыплет дождем; когда гремит гром и молния бьет людей и зажигает постройки: это все страшно. Но это идет от стихии, которой мы никогда не верили и которая нам всегда была страшна и нами изучена. Мы видим, как собираются тучи; вот подул свежий ветер, зашумел листьями: гроза надвигается. Мы знаем точно, что нам сделать, как и где укрыться... И буря на море нам понятна. На то и море! Там мы молимся Господу Богу особенною молитвою, мы ищем берега и знаем, что там, на берегу, мы спасены... Но земля! Земля, которой мы верим, которую мы привыкли видеть тихой и неподвижной!!.

         Сначала раздался удар... Это было ночью под Рождество. Этот удар выбросил людей, мирно спавших в постелях, повалил шкапы и печи, треснули дома, обрушились земляные постройки и придавили спящих.

     

        

    (1.)  Подробнее о П.Н.Краснове и его творчестве см.:

    газеты «Русский Инвалид», «Семиреченские областные ведомости » , 1911-1913 гг.

    Сайт об атамане Краснове и его творчестве:

    www.krasnov-don.narod.ru

    Иллюстрации из архива В.Н.Проскурина

      

     

    Категория: Казачество в Азии | Добавил: proskurin (07.02.2009)
    Просмотров: 4574 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 4.8/5
    Всего комментариев: 1
    1  
    Спасибо вам за вшу работу(сайт). Дух захватывает когда читаешь эти строки о прошлом нашего города.

    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]