Главная | Регистрация | Вход
Персональный сайт Владимира Проскурина
Поделитесь
Меню сайта
Категории раздела
Памятники культуры и религии Алматы [28]
Архитектура,городская археология, книжные сокровища, достопримечательности
Туризм, краеведение, экскурсии [20]
Историко-географические очерки [23]
Туркестан. ЖЗЛ: годы, имена, судьбы.
Казачество в Азии [27]
Летопись Заилийского края [32]
Дайджест прессы [23]
Домашний архив [11]
Наш видеозал [4]
Вход на сайт
Логин:
Пароль:
Поиск
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • /li>
  • Статистика

    Онлайн всего: 2
    Гостей: 1
    Пользователей: 1
    LestezAlire
    Главная » Статьи » Летопись Заилийского края

    Здания и граждане стали «косыми», взгляды и мнения тоже иными

    Владимир Проскурин.

     

     

    3дания и граждане стали «косыми», взгляды и мнения тоже иными

     

    Пребывание в тылу Второй мировой войны видных мастеров многонациональной советской и зарубежной литературы и искусства дало толчок дальнейшему развитию культуры Казахстана. В годы войны КазОГИЗ ( издательство в Алма-Ате) выпустил 150 названий томов, объемом в 367, 3 печатных листа, тиражем 1390, 2 тыс. экземпляров. В сухом отчете издательства среди выпущенных книг есть произведения значимых и любимых писателей Ю. Смолича, Б. Балажа, А. Гатова, Л. Квитко. Поэт и драматург А. Хазин принял участие в конкурсе на создание текста Гимна Казахской ССР. Здесь писался «Брусиловский прорыв» С. Сергеева-Ценского ; создавались первые киносценарии о военном лихолетье ЦОКС ( объединенной киностудии фильмов страны, в т. ч. «Мосфильм» и «Ленфильм» ), написанные Панферовым, Зощенко, Шкловским, Форш, Паустовским ; отсюда по телеграфу передавались в «Правду» острые антифашистские эпиграммы Маршака. Здесь работали драматург В.И. Воеводин, военкорр и редактор издательства Военно-Морского флота, находившейся на излечении в алма-атинском № 3582 эвагогоспитале ( между прочим, здесь на перекрестке улиц Ленина и Советской прошли сюжеты популярного фильма «Парень из нашего города» ) . Создавали творчество ЦОКСа сценарист Б.Ф. Чирсков, кинодраматурги Ф. М. Эрмлер и С.А. Полоцкий, написаший сценарий к фильму «Дорогами жизни» .

           Сравнивая судьбу деятелей литературы и искусства с повседневной жизнью родной Алма-Аты, можно и нужно сказать единственное : «Жили-были арыки живые», благотворно питающие корни поколений земляков. Среди горных ручьев с хрустальной водой в тыловом городе явились автор «Блокады» А.Б. Чаковский, мастер исторических романов и детских рассказов А.Г. Бармин, переводчик М.А.Тарловский, благогдаря которому страна услышала послание Джамбула «Ленинградцы , дети мои!». В эвакуации пребывал советский поэт и драматург А. А. Хазин, с именем и творчеством которого связаны эстрадные обозрения Ленинградского театра миниатюр «Белые ночи» ( 1957 г., совм. с В. Лившицем) и « Волшебники живут рядом» ( 1964 г, в исполнении А.Райкина )

          Вспомним давно ушедшее прошлое. Глубокой осенью 1941 года, в разгар Отечественной войны, в Алма-Ату ехал петербуржец М.М. Зощенко в переполненном вагоне «третьей волны эвакуации» . «Магистр народной литературы» поселился на Клеверных участках , что на правом берегу горной речушки Алматинки ( ныне ул И. Есенберлина) . Поэтесса Елизавета Полонская нашла писателя-острослова по новому адресу: «… и только Зощенко теперь / живет в обломках старой хазы, / и юмористы ССР / валяют про него рассказы...»

           Друг Зощенко В.Б. Шкловский написал замечательную зарисовку о встреченной им в пути городе, о творческих встречах с горожанами : « … Горы стоят над нами. Внизу яблоневые сады .За ними ели. За елями снега. Из снегов в город бежит быстрая река. Расплетается в арыки улиц. По улицам растут высокие, в два раза выше, чем дома, тополя. Корни тополей омываются ледяной водой Тяньшаня .. Холмы мягкими волнами поднимаются в Тяншанские горы ( их здесь называют «прилавками» или «привалками», вроде памятника природы «Веригиной горы».- В.П.)»

         В период алма-атинской эвакуации Михаил Зощенко был зачислен сотрудником сценарного отдела «Мосфильм». Писателя избрали в Президиум Казахского филиала АН , совместно с корифеями науки Мещаниновым и Федосеевым, литературы Симоновым и Сергеевым-Ценским. Он вошел творческой личностью в Президум правления и в Бюро секций Союза советских писателей Казахстана ( далее, ССПК) , среди его коллег и друзей Паустовского , Шкловского, Маршака , Квитко, работника кино , писателя Большинцова . В отчетах ССПК приводятся данные за 1941-43 гг. , что в секцию прозы (предс. Бюро Г. Мустафин) , вошли члены секции Зощенко, Лундберг, Муканов, Кагановский . Была организована русско-украинская секция . В Бюро секции 12 октября 1942 г. , кроме названных выше, вошли Зощенко, Юзовский, Смолич, Тарловский, Николич, Коварский. В секцию детской литературы ( предс. Бюро Г. Орманов ) вошли писатели Зощенко, Бармин, Забила, Ильин, Волков.

          В годы войны М.Зощенко, в соавторстве с Е.Шварцем, написаны сатирические обозрения «Под липами Берлина» , впервые поставленные в сентябре 1941 г. Н. Акимовым в Ленинградском театре комедии. Появилась любопытная статья « О юморе в литературе» в журнале «Звезда» за 1944 г. , посвященная казахскому народному творчеству, о проделках сказочного героя Алдара-Косе, о личных встречах с акыном Джамбулом. Тем временем для ЦОКСа Зощенко написал сценарий «Преступление и наказание». Фильм не выпущенный на экраны страны, был однако просмотрен в 1947 году.

          Здесь же в Алма-Ате , совместно с писателем В. Павловским, была написана пьеса М. Зощенко «Маленький папа» , - камерная, бытовая и возможно далекая от военных событий Отечественной войны. Связанные с ней нравственно-воспитательные проблемы в жизни юных героев как раз и являются основным содержанием трагедии. Прежде всего, с детской бездомностью. Драматургия происходит в глубоком тылу, на железнодорожной станции Кзыл-Кургане. В словах героя пьесы осиротевшего Мишки порой ощутимы и личные впечатления Зощенко, впервые приехавшего в Казахстан и Среднюю Азию: «Как все-таки хорошо тут... Какая зелень, цветы… Таких цветов я в жизни никогда не видел... Какая огромная бабочка! Какой чудесный экземпляр!

          Зощенко широко осуществлены сценарии военных лет : «Опавшие листья» ( 1941 г.), «Солдатское счастье» ( 1942 г.), «Пусть неудачник плачет» ( 1943 г.) , «Парусиновый портфель» ( 1944 г.), «Очень приятно» ( 1945 г.) , «Приключения обезьяны» ( 1946 г.) Есть упоминания о выпуске КазОГИЗ книги М. Зощенко «Рассказы о Ленине» , в переводе на казахский язык , тиражем в 18 тысяч экземпляров. Писатель опубликовал с десяток очерков в газетах военного времени В новый 1942 год он обращается с добрыми пожеланиями к читателям «Казправды» . Здесь же, 22 ноября публикует рассказ «Поединок». Другой рассказ «Портрет» опубликован в газете « Красная Звезда» 28 мая 1943 года. К сожалению, о судьбе книг изданных в годы войны в Алма-Ате , известно одно. Реформация библиотечного дела, национально-политическая перекройка фондов, привела к отторжению авторов и безвинных жертв,- книг,журналов, газет . Вроде дохнуло сталинской отрыжкой , в контексте « враги народа». Данная проблема стала костью в горле с охраной памятников. Увы, все окружающее перекручено — переверчено с историей и культурой в наши благословенные дни.

    «Алма-Ата — центр литературы и искусства Казахстана» , времени становления столицы республики, отнюдь не исповедь временного пристанища в годы Отечественной войны 1941-45 гг. сотен эвакуированных Страны Советов Это архивная, полузабытая рукопись, главное, фундаментальный труд уйгурского писателя К. Хасанова о судьбах и перипетиях советских людей , - русских, белорусских, украинских, еврейских, прибалтийских писателей.

    В переписке с друзьями К. Паустовский подчеркивал, что квартира М. Ауэзова , напротив Оперного театра, некая писательская лаборатория. Он так и пишет: «Живем дружно, колонией». А вот еще одно свидетельство прошлого. В октябре 1941 г. Коста сообщает Рувцу (так звали друг друга Паустовский и Рувим Фраерман. -В.П. ): «…С большим трудом переехал в Алма-Ата… Город чудесный, весь в густых садах, у подножия снеговых гор, много солнца, жара, но все же тоскливо на сердце… Живем у чудесного человека — казахского писателя Мухтара Ауэзова, он уступил нам одну комнату…».

           Считается, что крупные прозаики и поэты селились в гостях среди коллег, казахстанских писателей на местном Бродвее, в жилкомбинатах , т. н. «косых домах» на прямоугольниках улиц , в «литературных колониях» на проспектах Сталина , Калинина, Фурманова, Карла Маркса . Здесь жили лауреаты Сталинской , государственной премии С. Сергеев- Ценский, С. Михалков с супругой Н. Кончаловской , К. Симонов, А. Толстой.. Были среди размещенных в Алма-Ате и окрестностях города М. Зощенко , М.Ильин, Л. Варшавский, О. Форш, Е. Сегал и Адалис ( она же А.Е.Ефрон, военный корреспондент «Красной Звезды» ) . Были и дальние адреса, тем более, в отсутствии общественного транспорта в военные годы . Скажем, с севера, на железнодорожной станции Алма-Ата- 1 или с юга, в пригорьях колхоза «Вторая Пятилетка» , где снимались зимние сюжеты «Ивана Грозного» .Также, в поселениях с запада на восток , в бывших казачьих станицах Большая и Малая Алматинские, Талгар , Иссык , где добротные усадьбы казаков-семиреков гостеприимно приняли эвакуированных. Среди них, мастера пера Петрас Цвирка, Бела Балаж, Фридрих Вольф, Исаак Рубинштейн., десятки других не менее известных прозаиков и поэтов. Здесь начинался скорбный путь политических арестантов, прошедших сталинские лагеря , израильского публициста Доры Штурман и «хранителя древностей» Алма-Аты Юрия Домбровского. .

          Любопытно, что исстари в казачьей Алматинской станице располагалась верненская Хохлатская слободка, по взгорьям реки Алматинки, рядом с возникшем зоопарком ( бывшая ул. Клеверная; ныне писателя Ильяса Есенберлина. - В.П.) . Здесь переводчица Наталка Забила явила миру украинский вариант «Слова о полку Игореве». Здесь жили, но тужили Михаил Зощенко, десятки украинских прозаиков и поэтов.

          В размещении деятелей литературы и искуства были современные примеры «круто, клево, прикольно, жесть» , сравнимые с прошлым понятием «золотая клетка». В разговоре между председателем ССПК С. Мукановым и писателем-натуралистом, директором зоопарка М.Д. Зверевым, выяснились тяжелые бытовые проблемы с писателем А.Г. Барминым, нашедшего приют в глиняной хатке по пути в Тастак. Зверев застал Александра Гавриловича сидящим на полу, в совершенно пустой, неотапливаемой комнате, рядом с перевернутым фанерным ящиком, который служил обеденным и письменным столом одновременно. Дети спали на полу, прижавшись к маме, укрывшись на всех одним старым тулупом, оставленным прежним хозяином. Так жили многие эвакуированные в Алма-Ату.

          Максиму Дмитриевичу пришла неожиданная , дерзкая мысль .В зоопарке, надо сказать, за месяцы войны от голода погибли все экзотические обезьяны и тропические попугаи. Зверев предложил Барминым пустующую, относительно удобную для жилья … « золотую клетку ». Помещение, с пролетарскими условиями содержания, находилось в дальнем углу зоопарка. В хозяйственной части нашлась кое-какая мебель, посуда и утварь. В заборе сделали калитку. Ключ от замка был только у Бармина, и он мог в любое время выйти на улицу Многоводную ( ныне ул. Гани Орманова ). Уже потом нашлась квартира против дома Зверева на улице Грушевой ( ныне ул. М.Зверева ). Здесь Бармины прожили несколько лет, прежде чем вернулись к себе в родной Ленинград.

           Поэт Владимир Луговской, житель и творец ЦОКСа или «Алатауского Голливуда», называл пробы пера коллег жизнеутверждающими реалиями или иллюзиями, а саму Алма-Ату «городом снов». Не смотря на бытовые условия столицы в сравнении с необходимостями обыкновенной деревни . Не было ни транспорта, ни питания, ни бани , ничего столичного. Скажем, в его поэме «Середина века» - «...Дом искусств без электричества , без лампочек, без печек, набитый бесприютными людьми…Густая очередь за хлебом». Тем временем, К. Паустовский ( он жил в «литературной колонии» , в квартире Мухтара Ауэзова на проспекте Калинина. -В.П.) пишет другу А. Таирову : «...изредка заходит балетмейстер Александр Румнев . Он потерял мать ….. На главной улице, во время перестрелки каких-то матросов , Румневу прострелили рукав нового костюма » . То же были на лицо западные нравы в тыловой Алма-Ате.

         Композитор Е.Г.Брусиловский в своих горьких воспоминаниях о житье-бытье в «косых домах специалистов», пишет о времени беспредела наркомата госбезопасности .Трон и эшафот всегда рядом! Отметим, что «косые фатеры- хазы» располагались на пересечении двух главных дорог — проспекта Сталина и улицы Лагерной ( ныне Шевченко) , символично распределяющих горожан и гостей столицы по двум сторонам бытия в Стране Советов — одних вверх, в  круговерть социалистического рая ; других вниз. в подобие лагерного ада. «...Каждую ночь люди жили в состоянии панического ожидания стука у входной двери. В этой нервной, тревожной обстановке у нас организовалась дружная компания для карточной, домашней игры в «девятый вал». Это был логический выход из создавшейся ситуации быть или не быть «врагом народа», - отмечал Евгений Брусиловский.   Каждую субботу мы собирались по вечерам для игры друг у друга в доме, по очереди. Компания состояла из пяти супружеских пар: Мухтар Ауэзов с Валентиной Николаевной, Габит Мусрепов с Хусни, Хамза Есенжанов с Санией, Канабек Байсеитов с Куляш и я с Анной Дмитриевной. Хозяйка дома очередную встречу старалась провести на самом высоком уровне… Игра прерывалась, когда стол накрывался для обильного и весьма питательного ужина. Затем делали очередной перерыв на теплую беседу, сплетни и слухи, перекур. И снова садились за карты, пока не начинали слипаться глаза… Игру прерывали шаги на лестнице, все замирали в напряженном ожидании органов безопасности , пронесет или нет… Валентина Николаевна, уже имея опыт, заранее готовила для Мухтара Омархановича небольшую корзиночку, где находилось все, что требуется арестанту — кружка, ложка, мыло, соль, теплые носки и прочее. Эта корзиночка наготове стояла в нашей передней…».

          М.М. Зощенко принял активное участие в бытовой комиссии при президиуме ССПК республики. Он оказал участие эвакуированным писателям во время их временного размещения: драматург А.Хазин разместился в отведенном помещении Союза писателей Казахстана ( ул. Пролетарская, д. 3 ) ; литературоведа Е. Лопыреву определили на постой по ул. Алма- Атинской. д. 24, кв. 7 ; писательнице А. Никольской нашли кров в «косых домах», по ул. Шевченко , д.44, кв. 14. Ее соседями были актер Ю. Завадский , муж не менее известной в кино Веры Марецкой. И  балерина Галина  Уланова ;  в то время она  лежала в больнице с брюшным тифом.  Помимо взрослых ленинградцев, надо было разместить блокадных детей на проспекте Калинина , в доме малютки по ул. К. Маркса, в детском доме в станице Иссык ( любопытно, что прежний городской приют по ул. Калинина в ту пору был занят Домом правительства, Крайкомом партии и комсомола. - В.П. ) .

           Прозаика В. Шкловского прописали в гостинице Дома Советов ( ул. Красноармейская, затем, Панфилова; со стороны Калинина расположена гостиница «Алматы») .Здесь жили А. Чаковский, Б.Чирсков, Л. Варшавский , Ю. Домбровский, влезая к друг другу по случаю через окошко, минуя бдительную администрацию . Среди вынужденных постояльев дома оказалась Галина Серебрякова. В одноэтажной Алма-Ате она жила после дворцов и небоскребов Москвы, Парижа, Лондона, Рима, Женевы. Испытав все ужасы сталинских злодеяний, писательница с теплотой напишет о своей ссылке в Казахстан, о республике и ее людях в повести «Смерч». Близко знавшая писательницу Бибигуль Тулегенова однажды обронит: «Про Серебрякову мало сказать «выжила». Она сумела сохранить в себе человеческое достоинство, гражданскую позицию, писательский талант».

    Михаил Зощенко в Алма-Ате работал над повестью «Перед восходом солнца» (в 1943 г. опубликована 1-й частью в журн. «Октябрь»; тридцать лет спустя 2-я часть вышда в журн. «Звезда», под названием «Повесть о разуме» ) . В эссе была общая тенденция той литературной эпохи: личная, интимная интонация постепенно становилась характерной для литературы военных лет. Первоначально повесть называлась «Ключи над счастьем». Как подчеркивал писатель, посвящена борьбе с фашизмом. В письме к Сталину от 25 ноября 1943 г. М. Зощенко объяснял: «Мною написана книга – “Перед восходом солнца”. Это – антифашистская книга. Она написана в защиту разума и его прав».

        Спустя три года, 26 августа 1946 г. Зощенко вновь пишет письмо Сталину: «Что касается моей книги “Перед восходом солнца” (начатой в эвакуации в Алма-Ате ), то мне казалось, что книга эта нужна и полезна в дни войны, ибо она вскрывала истоки фашистской философии и обнаруживала одно из слагаемых в той сложной сумме, которая иной раз толкала людей к отказу от цивилизации, к отказу от высокого сознания и разума. Я не один так думал»

           В Алма-Ате осенью 1946 г. пройдет всесоюзный антиписательский процесс, срежиссированный ЦК ВКП(б) по докладу А. А. Жданова «О журналах “Звезда” и “Ленинград”». Основной удар был нанесен по М. М. Зощенко и А. А. Ахматовой, творчество которых было подвергнуто грубым и несправедливым нападкам. Алма-Ата приютила сатирика , она же стала местом гражданской казни писателя На что Зощенко однажды заметил: «… Я могу сказать — моя литературная жизнь и судьба при такой ситуации закончены. У меня нет выхода. Сатирик должен быть морально чистым человеком, а я унижен, как последний сукин сын… У меня нет ничего в дальнейшем. Ничего. Я не собираюсь ничего просить. Не надо мне вашего снисхождения, ни брани и криков. Я больше чем устал. Я приму любую иную судьбу, чем ту, которую имею».

          Мариетта Шагинян, специальным рейсом доставленная в 1946 г в Алма-Ату, нашла писателя самым антисоветским сатириком, блуждающего «… мещанской прогулкой по аллеям истории, пищущим в копилку исторических анекдотов на потребу обывательской пошлости». Приезд Шагинян стал точкой отсчета ждановского доклада «...со скромным заданием довести до сведения, как Москва реагировала на постановление ЦК партии, какие меры президиум Союза советских писателей принял» . В обозримом будущем исторический приезд в Алма-Ату будет отмечаться красной датой в календаре писателей Казахстана. Скажем, « ударим пятилетием пребывания тов. Шагинян , пролетарским интернационализмом, по врагам народа , космополитизму, иным буржуазным явлениям»!

         По мнению Шагинян, произведения Зощенко издавались массовым тиражем в Германии с предисловим Геббельса. Мол, «читайте , русские люди, талантливого писателя , который пишет , что такое Советская Россия». На мнимую реплику Геббельса ответил нравоучением якобы тов. Сталин :«… Можно ли называть произведения Зощенко только безыдейными? Нет, товарищи, нельзя . В них есть злопыхательство»

          Во время доклада Шагинян , весьма абсурдного по содержанию, вдруг с места . из- зала раздался вопрос : «Неужели вы считаете, что Алма-Ата сгноила Зощенко?!» . Докладчица надменно парировала : « У тов. Жданова сказано, что Зощенко окопался в глубоком тылу. Не надо исторические условия приукрашивать. Ведь у вас, товарищи, был глубокий тыл. Вас не бомбили. Вы не испытывали такой близости войны, как москвичи, когда их немцы разглядывали в бинокль. Вы не испытывали ужасов обстрелов артиллерии и блокады, как ленинградцы. У вас не было такого положения . Как на Урале, где день и ночь ковали оружие для фронта. Вот это все, товарщи, исторические условия. То, что Зощенко окопался в сравнительно спокойном тылу, повлияло на то, что именно здесь написал свою повесть « Перед восходом солнца», и не старался писать что-либо для фронта. Недаром он сам в предисловии к своей повести назвал Алма-Ату отныне благословенной….»

          Председательствующий на собрании наш земляк Д.Ф. Снегин, возразил вопиющей демагогии Шагинян : «Зощенко и на Урале бы это написал. Это природа Зощенко». На что тов.Шагинян вседозволено, но панибратски заявила : «Насчет природы Зощенко я сдаюсь, я не о нем печалюсь, я о вас печалюсь, чтобы ваши произведения отражали большевистскую работу алма-атинской промышленности...»

          Печальное постановление партии середины 20 века , одобренное пищущей массовой интеллигенцией, было, разумеется государственным заказом – именно так оно было воспринято в Стране Советов. Зощенко, прилепили сходу и безответственно знаменитое мнение Сталина: «Разве этот дурак, балаганный рассказчик, писака Зощенко может воспитывать?..» Сокола раздели до гола; писатель остался без личной жизни, общественной круговерти и служебной деятельности ; жил по случаю и внемоготу , зарабатывая себе на хлеб шитьем подштанников для советских , партийных и творческих чиновников. Классик социалистической литературы, даже, не был предан земле в родном Питере, а в соседнем Сестрорецке . По свидетельству очевидца, мрачный в жизни Зощенко вдруг улыбнудся отдельным , провожающим его на кладбище, в небеса обетованные.

          Впрочем, были забыты имена деятелей советской литературы в Алма-Ате , - на памятных и развороченных погостах, в раззоре мемориальных досок и бюстов , среди снесенных одноэтажных построек. В итогах нашего очерка надобно сказать прямо. В экологии культуры надо выучиться быть терпимее и бережнее. Дабы восстановить в здравом равновесии настоящее и прошлое, не стать перед грядущими поколениями злопыхателем и сторонником агрессивной демократии. Мудро и логично оставаться прежними в отношениях, быть гордыми, сильными и честными , дорожить историей «города снов и новых сновавидений» .

    Илл.:

    1. Писатель М.М.Зощенко

    2. Головной арык

    3. Вокзал Алма-Ата -1

    4. ЦОКС . Афиша «Парень из нашего города».

     

    Опубликовано  под тем же названием, в лит.- художеств. альманахе  "Литературная Алма-Ата" , №№ 16-17,  2017-18 гг., сс. 26 -33

     

    Также издано по теме:

     

    Проскурин В.Н. Алма-Атинские дворики - Алматы , 2009 г., 396 с. ( с очерками о деятелях дитературы и искусства) ; его же. В кафе «Лето» был таков «Дядя Степа» Михалков // Столица, 1995 г. , 12 мая ( семья Михалковых-Кончаловских в годы эвакуации в Алма-Ате) ; его же. В расцвет мой, смятый шествием беды... : (к 80-летию со дня рождения Ю. О. Домбровского) - Алма-Ата , 1990 г, сс. 1- 41; его же. Красота — есть правда . - в кн. : О чем не говорили. Документальные рассказы и очерки .- Алма-Ата, 1990 г. ; его же. Свод памятников истории и культуры города Алматы. -Алматы, 2006 г., сс. 39 – 117 ( даны св. 67 биоблиографич., научно-справоч. , историко-градостроит. статей ) ; его же. Фрагменты политической биографии // Доживем до понедельника ... ( Начнем с понедельника) , 1999, г. 18 марта ( об алма-атинском периоде творчества израильского публициста Доры Штурман) : его же.

    Зощенко-Тяншанский // Простор, 1990 , № 5 , сс. 174-177 ( о писателе М. Зощенко в Алма-Ате)  Выложено на сайте Гос. публичная историческая библиотека России http://elcat.shpl.ru/index.php?url=/notices/index/IdNotice:770073/Source:default  Также на сайте "М.Зощенко" http://zoshchenko.spb.ru/ukazatel-z1.htm  его же.  Смех сквозь слезы // Ленинская смена, 1988, 27 апр. ( о писателе М. Зощенко в в Алма-Ате) его же.   Яблоневый пралес. – в кн.: Алма-Атинские дворики, - Алматы ,2009 г., сс. 377 –381 ( писатель К.Хасанов вспоминает о десятке эвакуированных в Алма-Ату деятелей литературы и искусства, среди них, В.Луговской , Г.Серебрякова, Р.Фраерман, Н. Забила , М. Зощенко, Ю.Домбровский, Ю. Смолич, К.Паустовский) его же. «Косые» дома специалистов . –в кн.: Алма-Атинские дворики, - Алматы ,2009 г., сс.123-125 ( о сносе исторических кварталов в современной Алматы и ликвидации памяти жителей города )  http://vernoye-almaty.kz/a-z/k1.shtml

     

    Категория: Летопись Заилийского края | Добавил: vladimir-semirec (21.03.2018)
    Просмотров: 184 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]