Главная | Регистрация | Вход
Персональный сайт Владимира Проскурина
Поделитесь
Меню сайта
Категории раздела
Почтовая открытка Туркестана [32]
Окрестности Алма-Аты [9]
Вокруг света [1]
Родственники, знакомые , друзья [1]
Портреты замечательных людей [72]
Памятники архитектуры Алма-Аты [40]
Родители и родственники [10]
Знакомые, друзья, коллеги [19]
Вход на сайт
Логин:
Пароль:
Поиск
Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • /li>
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Главная » Фотоальбом » Портреты замечательных людей » В начале было "Слово" . Наш юбиляр Адик

    В начале было "Слово" . Наш юбиляр Адик

    80-лет исполнилось моему другу, собеседнику, писателю Адольфу Арцишевскому. Проживший почти всю жизнь в Казахстане, наш Адик написал около 30 книг. Это рассказы, эссе, повести и романы: «Ищу наследство», «Нескучные уроки», «Как в саду при долине», «Письма на бересте», «День среди лета», «Простые истины», «Жить без тебя не могу», «Полк особого назначения», «Бигельды Габдуллин: право на исповедь», «Предчувствие любви», «Неукротимая эпоха»…
    Получили признание две новые книги Адольфа Арцишевского - «Грани молчания» и стихотворный сборник «Созвучия», изданные в 2015 -2017 годах. Литературным героем стал и глава государства - в 2016 году увидела свет книга эссе «Восемь граней Нурсултана Назарбаева».
    Он редактировал в издательстве «Жазушы» знаменитую книгу Олжаса Сулейменова «АЗиЯ». В ведущих русских театрах Алматы Адольф Альфонсович заведовал литературной частью - в ТЮЗе им. Сац и Театре драмы им. Лермонтова, был редактором первого казахстанского телесериала «Перекрёсток».
    Алма-Атинский юбилей прошел для меня не столь возвышенно, как прежде. Скажем, в его уютной и хлебосольной кухонке, благоустроенной заботливой супругой Маргаритой Иннокентьевной. Не знаю как оно случилось. Я отмечал день рождения в берлинском доме совершенно безмолвно, отмечая хаотическое движение протокольных э-мэйлов.
    Помню пировали, слушали музыку, читали поэзию и прозу, посвящая первые авторские очерки и взаимные воспоминания на шумных вечеринках Л. Енисеевой-Варшавской, В. Бадикова , Г. Толмачева, А. Жовтиса, Р. Андриасяна . Всюду присутствовал златоустый, живописный, красноречивый Адик Ни дать, ни взять, единогласно избранный предводитель уездного дворянства ( хотите в унисон - атаман, вожак, тамада, острослов от А до Я ) !
    Да что вспоминать о прошлом. Были сотни памятных адресов, сотни разноликих и многожанровых встреч, где мы становились близкими друзьями. Особо отмечу, что в сотнях статей, очерках, эссе плодовитого мастера пера, музы, слова Арцишевского нахожу дорогие образы соотечественников, горожан, соратников, моих коллег. Предполагаю, что они составят главную нить моего кружевного сайта
    Было радостным и трепетным мемуаром , найденного в Интернете, нашего юбиляра Адика . И я с открытым сердцем и душой поздравляю А. А. Арцишевского в такую замечательную возрастную пору. Автор вспоминает совершенно забытую страницу наших встреч с Олжасом Сулейменовым и появления на свет книги «Аз и Я» ( в здании ныне варварски снесенном окружном военном госпитале № 1226 , что находился выше городского парка ). По крайней мере, у каждого есть свои воспоминания, размышления, взгляды :

    «…. В больничной палате нас было человек двадцать, все, что говорится, ходячие, но все спали как сурки – с утра до ночи и с ночи до утра. Потому что каждому дважды в день давали горсть таблеток, треть из которых – снотворное. Я это быстро понял и большую часть таблеток складировал в тумбочке, что рядом с кроватью. Мне спать было некогда.
    Близилось 30-летие Победы, а потому “экспрессом” шла вёрстка сборника “Бессмертие” и книг писателей- фронтовиков. Вместе с ней на стол редактора ложились подписные листы книг “Ищу наследство” (мой затянувшийся дебют в литературе) и “Аз и Я”. Загвоздка была лишь в том, что редактор, то бишь я, загремел в больницу на обследование. Истощение нервной системы, обострение язвенной, приступы жёлчно-каменной – в общем, малый джентльменский набор, прямое следствие редакторской работы. Сказать точнее, пребывал я и не в больнице даже, а в госпитале, он дислоцировался рядом с парком 28-ми гвардейцев-панфиловцев в бывшем доме генерал-губернатора. Каждый день ближе к вечеру кто-нибудь из корректоров (чаще всего это была незабвенная Марина Иосифовна Кац) приносил мне целую авоську свежей корректуры. Я, путаясь в полах больничного халата, бежал на проходную и отчего-то через забор принимал пухлый “гостинец”, переправляя на волю не менее пухлую авоську с корректурой, уже прочитанной и выверенной.
    Единственный стол, имевший место быть в палате, я оккупировал, завалив его рукописями и подписной корректурой, сидя за ним всё светлое время суток и ловя порой заинтересованные и даже испуганные взгляды сопалатников (среди которых был, кстати говоря, ещё безвестный тогда наш краевед Владимир Проскурин, тут мы с ним и познакомились).
    И вот в одной из палат генерал-губернаторского дома 8 апреля 1975 года была подписана в печать книга благонамеренного читателя “Аз и Я”. Как сказал бы сам автор книги, на стене этого дома следовало бы повесить памятную доску, литую из бронзы, дабы увековечить событие, но... стена не выдержала бы, рухнула под тяжестью той доски...“.

    А.Арцишевский. В начале было «Слово»… Олжас Сулейменов// в кн.: Портрет современника в интерьере эпохи. - Алматы, 2013 г., сс. 132-141
    114 0 0.0

    Добавлено 14.04.2018 vladimir-semirec

    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]